Экономическая доктрина Русской Православной Церкви




Интервью подготовил Павел Круг

 

Мировой финансовый кризис длится уже больше года. За это время различные религиозные деятели, в том числе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, неоднократно выступали с заявлениями по поводу экономических неурядиц в стране и мире. Корреспондент «НГ-религий» обратился к председателю Экспертного совета «Экономика и этика» при Патриархе Кирилле Павлу Шашкину, чтобы он в общих чертах обрисовал, в чем заключается православный подход к современной экономике.

Павел Александрович, в чем Церковь видит причину кризиса? Чем занимается церковный совет по экономике и этике, который вы возглавляете? Религиозные лидеры говорят о том, что причиной кризиса был упадок морали. Но какая связь между безнравственностью и обвалом на рынке ценных бумаг? Снижением производства? Безработицей?

Экспертный совет «Экономика и этика» при Святейшем Патриархе Кирилле дал свою оценку ситуации, сложившейся в мировой экономике. В июле этого года Священным Синодом Русской Православной Церкви было одобрено заявление совета о причинах экономического кризиса, в котором мы постарались тезисно обозначить позицию по этому вопросу. В документе подчеркивается, что первопричина кризиса — в деградации нравственной мотивации хозяйствования, в утрате высшей цели экономики, заключающейся в построении гармоничного и справедливого общества.

Вполне очевидно, что в основе любой человеческой деятельности лежат ценности, определяющие конечный результат того или иного процесса. Экономика не является исключением. Если рост материального благосостояния и погоня за наживой ставятся во главу угла, а накопление материальных благ становится не средством, а самоцелью, стабильное экономическое и социальное развитие общества исключено. Доминанта личной заинтересованности в успешной хозяйственной деятельности не должна, с христианской точки зрения, нивелировать общественный интерес, «общее благо», которому, в конечном счете, и служит хозяйственная деятельность как на национальном, так и на международном уровне. Иными словами, ни работодатель, ни работник, ни акционер не должны действовать в ущерб обществу и тем нравственным принципам и ценностным ориентирам, на которых зиждиться общественный строй. В противном случае социальные связи распадаются, а корысть и эксплуатация становятся «нормой». Но если это все же происходит, то любые формы стяжания прибыли становятся «коммерчески оправданными», от финансовых спекуляций до занижения и невыплат заработной платы работнику или его необоснованного сокращения. Но так ли это выгодно в долгосрочной перспективе? Ведет ли подобное хозяйствование к экономическому процветанию и политической стабильности? Опыт последних десятилетий показывает обратное. По мнению нашего Экспертного совета, «слабость господствующей в мире экономической парадигмы — в ее отчужденности от нужд и чаяний обычного человека, от его устремлений и ценностей. Экономическая модель, основанная на примате интересов банковского капитала над реальным сектором, неизбежно ведет к несправедливости в распределении результатов человеческого труда — товаров, услуг, интеллектуальных достижений. Закономерным итогом такой политики становится монополизация рычагов управления экономикой в руках касты «избранных», не считающих нужным заботиться о справедливой оценке вложенного труда остальных членов общества».

Социальные диспропорции, разрыв в доходах между богатыми и бедными растут в геометрической прогрессии, что не способствует мирному и гармоничному развитию. Именно этому посвящены заявления основных духовных лидеров, в числе которых и Святейший Патриарх Кирилл. Задолго до начала текущего кризиса, угроза которого была очевидна, Священноначалие Русской Православной Церкви и такой авторитетный общественный форум как Всемирный Русский Народный Собор дали свою оценку экономической ситуации в нашей стране и в мире. Неутешительный прогноз, к сожалению, оправдался. Удивительно, но то, о чем говорил будущий Патриарх Кирилл в 2007 году, в 2009-м повторили такие авторитетные мировые лидеры как Николя Саркози и Ангела Меркель. А именно, необходим новый тип капитализма – социальный, свободный от доминирования спекулятивного капитала и опирающийся на нравственные ценности. Для православных верующих эти ценности были обозначены в принятом в октябре 2008 года Послании Предстоятелей Православных Церквей, выражающем официальную позицию всего православного мира. В нем, в частности, отмечается: «Пропасть между богатыми и бедными драматически разрастается вследствие экономического кризиса, который является результатом извращенной экономической деятельности, лишенной человеческого измерения и не служащей подлинным потребностям человечества, а также погони финансистов за наживой, часто приобретающей маниакальный характер. Жизнеспособна лишь такая экономика, которая сочетает эффективность со справедливостью и общественной солидарностью».

– Патриарх Кирилл говорит, что кризис – повод для того, чтобы отказаться от системы безудержного потребления. Но к кому он при этом обращается – к олигархам или к людям за чертой бедности (их и до кризиса был огромный процент в России)? Ведь многие из тех, кто обнищал в 1990-е, только-только в 2000-е выбрались на какой-то приемлемый уровень доходов, и отказаться от привычки потребления сейчас для них – значит быть отброшенными назад…

– Призыв Патриарха Кирилла обращен в первую очередь к сильным мира сего, на долю которых в любой стране приходится львиная доля потребления товаров и услуг. В одном из своих прошлогодних интервью будущий Святейший Патриарх так ответил на подобный вопрос: «Напомню, что для подавляющего большинства жителей Земли призыв к материальному самоограничению не совсем актуален, для них главное сейчас – элементарно выжить и заработать себе на хлеб. Тем более нельзя смешивать гедонизм с естественным желанием человека жить достойно и обеспечить всем необходимым свою семью. Русский народ никогда за всю свою многовековую историю не жил в материальном смысле на должном уровне. Мы привыкли терпеть лишения, жертвовать подчас всем ради высшей цели – блага своего Отечества. Но стоит ли спекулировать на этих чувствах? Разве это нравственно? Наш народ заслуживает достойной жизни, в том числе материального достатка. Причем в русской ментальности важное место занимает именно стремление к умеренному достатку, а не к обогащению любой ценой». Лучше не скажешь.

– Церковь призывает частный бизнес осознавать социальную ответственность. Был принят в свое время Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании. Восприняли ли этот текст предприниматели? Есть ли какой-то отклик, в частности, на призывы не допускать массового сокращения сотрудников предприятий? Как реагируют на те же призывы госмонополии? Не может ли Церковь повлиять на снижение тарифов, например, что существенно облегчило бы налоговое бремя населения?

– Спасибо за вопрос. Мне как секретарю рабочей группы по написанию Свода нравственных принципов и правил в хозяйствовании эта тема особенно близка. Дело в том, что Свод, принятый Всемирным Русским Народным Собором и Межрелигиозным советом России в 2004 году, задает нравственный идеал построения гармоничной хозяйственной деятельности, вполне достижимый, а не отвлеченный, на мой взгляд. Но все же это – идеал. В поддержку данного документа высказывались многие крупные компании, объединения предпринимателей и государственные структуры. И нам известны примеры соблюдения этих принципов в отдельных компаниях. Другое дело, что моральный уровень нашего общества в целом еще остается неприемлемо низким для нравственного саморегулирования, но стремиться к этому надо, и важно, что Церковь, общество и предприниматели делают шаги в данном направлении. Деловая этика – очень практическая вещь, от нее зависит не только благоприятный психологический климат в экономических отношениях, но и репутация компании, что, согласитесь, также серьезный актив.

Тема сокращений – очень серьезный вопрос. По моему мнению, в каждом конкретном случае он должен решаться индивидуально. Но экономически обоснованное сокращение рабочих мест не должно означать выбрасывание людей на улицу без средств к существованию. Государство и бизнес обязаны в подобном случае предоставить увольняемому работнику иную работу либо достойное пособие по безработице. По точному выражению Патриарха Кирилла, в нашей стране безработных быть не может, слишком уж многое предстоит сделать для восстановления и модернизации экономики. В заявлении Экспертного совета «Экономика и этика» также говорится, что «массовое сокращение рабочих мест со ссылкой на кризис без видимых попыток со стороны работодателя модернизировать производство, внедрить инновации, проявить инициативу в поиске возможностей для создания новых рабочих мест, — нравственно недопустимо и социально безответственно».

Что касается налогового бремени, то Всемирный Русский Народный Собор еще в 2007 году призвал власти рассмотреть возможность введения прогрессивной шкалы налогообложения как наиболее оптимального и справедливого инструмента перераспределения доходов. Необоснованное завышение тарифов – это лишь следствие монополизма, который явно не способствует реализации нравственного принципа эффективности в экономике.

– Религиозная мораль негативно относится к взиманию ростовщического процента (кстати, объясните, почему?). Как быть, если до сих пор вся мировая финансовая система зиждилась на этом и, насколько мне известно, отказываться от процента не собирается?

– Необходимо разделять понятия взимания процента и ростовщичества. Первое – необходимый элемент современной экономики, построенной на кредитовании. Второе – намеренное грабительское завышение процента. В православной Российской Империи банковское дело развивалось довольно успешно. А за установление роста в более чем 12% годовых преследовали в уголовном порядке. Применительно к современной ситуации делайте выводы сами.

Кончено, речь не идет об отрицании Церковью значимости финансовых инструментов в современной экономике и об осуждении банковской системы в принципе. Однако церковный подход считает морально неприемлемыми те действия финансистов, которые влекут за собой отклонение от главной задачи банков — накопления и перераспределения денежных средств для более эффективного развития реального производства товаров и услуг. Финансовая система остается производной от реального сектора экономики и должна служить интересам его развития. Поэтому, не призывая к отказу от использования возможностей современных финансовых инструментов, а уж тем более к возврату к натуральным формам хозяйствования, наш Экспертный совет предложил взвесить и оценить все достоинства и недостатки существующей в мире финансовой модели.

– Есть ли у Церкви определенное отношение к государственному регулированию экономики – во благо это или во зло? Если есть, то на чем оно основано?

Да такое отношение есть, и оно основано на здравом смысле. Необходимо уходить от примитивного противопоставления интересов государства и частного сектора, от вечного конфликта сторонников доминирования государственного регулирования и либеральных фундаменталистов. Концепции тотального управления экономикой из одного центра, равно как и рыночный фундаментализм, теория государства – «ночного сторожа» себя исчерпали. Необходимо искать баланс интересов, в котором национализация и приватизация только необходимые средства для нормального развития экономики. Их чередование – нормальный процесс для всех развитых государств. В то же время требуется отказаться от сомнительного во всех отношениях тезиса о якобы большей эффективности частного собственника по сравнению с государством. Эффективность зависит, как правило, не от формы собственности, а от качества менеджмента. Лично мне импонирует идея так называемых народных предприятий, где работники являются одновременно их совладельцами. К слову, именно такую форму предприятия Папа Бенедикт XVI называет в своей энциклике, посвященной кризису, наиболее перспективной и соответствующей христианским принципам хозяйствования. Есть сферы экономики, в числе которых стратегически важные отрасли, в которых государство должно доминировать, особенно в период кризиса. Демократическое общественное устройство предполагает открытость и подотчетность государства гражданам, ответственность за результаты проводимой экономической политики, что о частном бизнесе сказать нельзя.

– Как кризис затронул саму Церковь?

Церковь – это часть общества. Кризис, конечно, отражается в негативном смысле на социальных и благотворительных программах, меньше стало жертвователей, что объяснимо. Но православие – вера оптимистов, а кризисы приходят и уходят…

НГ-Религия

http://religion.ng.ru/society/2009-10-07/4_optimist.html

Добавить комментарий