ТОЛЕРАНТНОСТЬ И НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ




Андрей ГУРСКИЙ, Москва

 

В 1996 году Генеральная Ассамблея предложила государствам членам ООН ежегодно 16 ноября отмечать Международный день толерантности. К этому дню готовятся соответствующие мероприятия, ориентированные на учебные заведения, средства массовой информации и широкую общественность. Что же это за явление, которому придается столь высокое значение на международном уровне? Вот несколько определений.

Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) – это терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям.

Правда, трудно не согласиться с мнением, что, несмотря на растущую популярность понятия толерантность, мышление людей в странах бывшего СССР характеризует скорее полярность, категоричность и нетерпимость. Люди еще живут в модерне, хотя переход к постмодерну с его релятивизмом, толерантностью, относительностью и субъективизмом вряд ли задержится.

Поэтому вполне уместно познакомиться с основными положениями Декларации принципов толерантности. Я сопроводил их краткими комментариями.

1.1 Толерантность означает уважение, принятие и понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность – это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность – это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войн культурой мира.

1.2 Толерантность – это не уступка, снисхождение или потворство. Толерантность – это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Ни при каких обстоятельствах толерантность не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности, толерантность должны проявлять отдельные люди, группы и государства.

Комментарий: трудно не согласиться с этими определениями.

2.1 Толерантность – это обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка. Толерантность – это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека.

Комментарий: а это высказывание в корне противоречит духу христианства. Толерантность, в таком понимании, запрещает называть белое белым, а черное – черным и приводит к релятивизму. Последний размывает фундамент общества – христианские ценности. Условие, при котором такая «толерантность» только и возможна, — это отказ от признания абсолютной истины и христианских моральных ценностей.

2.2 Проявление толерантности, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означает, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим.

4.1 Воспитание является наиболее эффективным средством предупреждения нетерпимости. Воспитание в духе толерантности начинается с обучения людей тому, в чем заключается их общие права и свободы, дабы обеспечить осуществление этих прав, и с поощрения стремления к защите прав других.

Комментарий: странное дело, свои взгляды «навязывать» другим – а под этим можно понимать совершенно разные действия – нельзя, однако, можно навязывать детям с ранних лет толерантное отношение к греховным, аморальным, разрушающим личность идеям и действиям.

4.2 Воспитание в духе толерантности должно быть направлено на противодействие влиянию, вызывающему чувство страха и отчуждения по отношению к другим. Оно должно способствовать формированию у молодежи навыков независимого суждения, критического осмысления и выработки суждений, основанных на моральных ценностях.

Комментарий: какое может быть отношение к моральным ценностям, если толерантность предусматривает отказ от догматизма и от абсолютизации истины? Это явное противоречие. Если моральные ценности, которые провозглашают апологеты толерантности, не являются абсолютными, то почему все должны им следовать? Да и может ли сохраниться мораль в обществе, где отсутствуют абсолютные моральные ориентиры? Найдутся ли подвижники, готовые идти на жертву ради следования этим относительным, а нередко и сомнительным моральным ценностям? В таком обществе и элементарная порядочность становится редчайшим явлением.

Как же предлагается стать человеком толерантным? Чтобы быть толерантным, вовсе не обязательно отказываться от своей позиции, для начала достаточно не препятствовать действиям людей, с которыми вы не согласны. Следующий шаг – не навязывать оппоненту свое мнение. Далее следует полный запрет оценки действий или принципов и открытых высказываний своей позиции.

Это действительность уже во многих западных странах. За высказывание против гомосексуализма можно запросто угодить в тюрьму или подвергнуться обструкции. Примечательно при этом, что нападки на христианство повсеместно разрешены. Получается, что гомосексуализм становится нормальным явлением общества, а вот христианство вытесняется в зону терпимости, туда, где были публичные дома в Средние века. Как заметил Андрей Кураев, при таком подходе скоро будет неуютно большинству, а не меньшинству.

Полагаю, что сексуальные меньшинства, так же впрочем, как и другие, имеют право на терпимость, то есть легитимность своего существования при условии, что их активность останется на уровне частной жизни. Пропаганда гомосексуализма (гей-парады и прочее) должна быть запрещена точно так же, как и пропаганда курения, алкоголизма, порнографии и наркотиков. Абсурдными были бы марши гордости курильщиков, хотя каждый может дымить, сколько ему заблагорассудится.

Иначе говоря, Рубикон толерантности перейден, когда меньшинство, на которое распространяется режим терпимости, начинает агрессивно вмешиваться в общественную жизнь.

Вследствие этого, «толерантные» взаимоотношения, формально основанные на проповеди взаимопомощи и ненасилия, парадоксальным образом сокращают эту помощь и умножают насилие. Ведь если человек отвыкает, целенаправленно отучается прямо выражать свое личное отношение к окружающим, их боль и страдание становятся для него чем-то малосущественным. Психолог И.Я Медведева, к примеру, весьма обоснованно считает, что мы здесь имеем дело «с болезненным, шизофреническим безразличием, которое в дореволюционной психиатрии называлось «скорбное бесчувствие», а сейчас заменяется лукавым эвфемизмом».

Между тем, подлинное неосуждение ближних, неформальный отказ от насилия над ними возможны лишь ради высшей истины. В том мире, где суд и отмщение отданы Богу, человек еще будет пытаться удерживать себя от гнева. Кто-то из страха, кто-то ради воздаяния, а кто-то по благодати…

Но в окружении, которое теоретически может принять все, работа человека над собой, естественно, прекращается. А признание места и возможности для любого типа самовыражения, для всякого стиля жизни освобождает, в первую очередь, преступников и преступные наклонности. «Если Бога нет, то все дозволено», — писал Ф.М. Достоевский. Таким образом, то, что нам рекламируют в качестве проповеди ненасилия, реально помогает человеку повторить путь Раскольникова или Ставрогина.

Однако, если мы вглядимся попристальнее, то легко обнаружим, что «толерантные» требования ненасилия странным образом распространяются сегодня лишь на «недостаточно толерантных» людей и их сообщества. Это они, то есть мы, должны перестать бороться за свою веру и убеждения. «Толерантность» открещивается от всякой связи с революцией, но при ее насаждении работает все та же железная революционная логика: насилие допустимо ради борьбы с насилием, нетолерантность (к христианам) оправдана ради достижения всеобщей толерантности. Что же получается? «Толерантность», прикрываясь маской идеологии ненасилия, просто пытается задушить мир безразличием.

Тут самое время обратиться к знаменитым словам Иисуса Христа из Нагорной проповеди:

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного; ибо Он повелевает солнцу восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных».

Ничего похожего до Иисуса Христа никому и в голову не могло прийти! Любить врагов? С какой стати? Это противоестественно. С врагами надо бороться, а «если враг не сдается, его уничтожают».

Конечно, это крайний случай. Разумнее от врага убежать и спрятаться, не нарываться на неприятности. Еще разумнее найти компромисс и прийти к взаимной толерантности. Тогда не надо будет и прятаться.

При этом, конечно, придется произвести над собой некое насилие: компромисс – всегда насилие над собой. Но вот ведь Иисус предлагает нам как нравственную норму нечто «противоестественное». В деле организации человеческих взаимоотношений «толерантность» пытается заменить собой христианство.

Любовь к ближнему, милосердие к людям, принятие их такими, как есть, заповедь не судить, и, наконец, любовь к врагу – все эти вечные истины, оставленные людям Иисусом Христом. «Толерантность» пытается подменить их своими «гуманистическими» заповедями. В противовес Спасителю, требующему любить каждого человека, но быть нелицеприятным в оценке грехов и пороков, создатели «толерантности» утверждают, что доброе отношение человека само по себе не имеет значения, если ты при этом не хочешь принимать и уважать его капризы, ошибки, любые его выходки, бросающие вызов окружающим, а то и Богу.

Впрочем, вопросы о сущности и существовании Бога не обсуждаются «толерантными» людьми. «Толерантное» сознание исключает Бога из межчеловеческих отношений. Эта тема закрыта и ссылки на нее недопустимы. «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят», — писал по этому поводу Г.К. Честертон.

Всемирно известный польский режиссер Кшиштоф Занусси как-то сказал замечательную вещь: толерантность без любви – это безразличие. Толерантность, которую сегодня предлагает секулярный мир, — это современный суррогат понятия, обозначенного в Евангелии как любовь. Этой любовью христианство и созидается. Не люди, приходящие к вере, начинают друг друга любить, а сам факт существования этой особой любви и есть христианство, он и меняет людей.

И поэтому если толерантность – это попытка и умение увидеть в любом человеке ценность, его личность, которая есть образ Божий, то в христианстве ничего другого нет и быть не может. А если толерантность – это «я так думаю, а вы – так, ну и хорошо», то это неинтересно.

Доклад, прочитанный на конференции «Семья, воспитание, нравственность и культура в контексте глобализма», которая проходила в рамках ежегодного симпозиума «Путь, истина и жизнь» (Курск)


www.apologet.ru

Добавить комментарий