Вcе на борьбу с увольнениями




Пол Кругман о разнице между американским и европейским рынках труда

 

Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии

 

Представьте на минутку историю двух стран. Обе пережили глубокую рецессию, которая привела к потерям рабочих мест, но не одинаковым по масштабу. В стране A занятость сократилась более чем на 5%, и уровень безработицы вырос более чем в два раза. В стране B занятость снизилась всего на полпроцента, а безработица лишь немного увеличилась по сравнению с докризисными уровнями.
Как вы думаете, может ли страна A научиться чему-нибудь у страны B?
Это не вымышленная история. Страна A – это США, где растут фондовые рынки и увеличивается ВВП, но кошмарная ситуация на рынке труда становится еще кошмарнее. Страна B – это Германия, которая пережила спад ВВП из-за краха мировой торговли, однако смогла успешно избежать массового сокращения рабочих мест.
Чудо на немецком рынке труда не привлекло особого внимания в этой стране, но оно есть, оно поражает и вызывает серьезные вопросы о том, правильно ли американское правительство борется с безработицей.

ЕВРОПА И АМЕРИКА

Здесь, в Америке, философию государственной кадровой политики можно вкратце выразить следующим образом: «Если вы развиваете экономику, появятся и рабочие места». То есть на самом деле у нас нет политики в сфере труда: у нас есть политика ВВП. Согласно этой теории, стимулируя расходы, можно ускорить рост ВВП, и это побудит компании прекратить увольнения и возобновить процесс найма.
Альтернативой могли бы стать меры, прямо направленные на решение проблем на рынке труда. Можно, например, разработать программы занятости в духе «Нового курса». Может быть, сейчас это нереально по политическим причинам.
Но стоит взять на заметку, что на пике успеха Администрация развития общественных работ и Гражданский корпус охраны природных ресурсов смогли обеспечить работой миллионы американцев при относительно небольших затратах бюджета.
Как вариант, или в дополнение к предложенному выше, можно принять меры по поддержке занятости в частном секторе. Они могут быть самыми разными, от принятия трудового регламента, затрудняющего увольнения, до финансовых льгот компаниям, которые нанимают персонал или же сокращают рабочие часы, чтобы избежать увольнений.
Именно это сделала Германия. Она вступила в нынешнюю Великую рецессию, имея жесткие законы об охране труда. Вдобавок к ним была реализована «схема сокращенного рабочего дня», в рамках которой субсидируются работодатели, сокращающие рабочие часы вместо того, чтобы увольнять сотрудников. Эти меры не предотвратили серьезную рецессию, но Германия преодолела ее с поразительно небольшими потерями рабочих мест.
Не стоит ли Америке попробовать нечто подобное?

ТЯЖКОЕ БРЕМЯ БЕЗРАБОТИЦЫ

В недавнем интервью Лоуренс Саммерс, самый высокопоставленный экономист администрации Обамы, закрыл эту тему: «Может, и было бы желательно распределить имеющуюся нагрузку между большим количеством людей. Но это не столь желательно, как увеличить общий объем работ».

Верно. Но в действительности, мы не увеличиваем общую рабочую нагрузку – и не похоже, чтобы Конгресс был готов тратить на стимулы достаточно средств, чтобы изменить сложившуюся печальную ситуацию. Раз так, не изучить ли нам возможность других мер, хотя бы в качестве временного решения?
Сейчас в качестве обычного возражения против программ занятости в европейском стиле приводится аргумент о том, что они негативно скажутся на экономическом росте в долгосрочной перспективе. Мол, охрана труда и поощрение распределения нагрузки между всеми работниками приводит к сокращению найма в процветающих секторах и лишает людей стимула к освоению более востребованных профессий.
В обычное время, действительно, есть что сказать в пользу американского рынка труда, «вольного терять» рабочие места: компании могут запросто уволить сотрудника, но зато и беспрепятственно нанимают новый персонал.
Но сейчас необычное время. Сегодня те, кто попал под сокращение, не переориентируются на работу будущего, а пополняют ряды безработных и не покидают их. Долгосрочная безработица уже достигла максимального с 1930-х годов уровня и продолжает расти.
А долгосрочная безработица наносит долгосрочный урон. Люди, слишком долго остававшиеся без работы, зачастую не могут найти свое место на рынке труда, даже когда ситуация улучшается. Кроме того, есть скрытые издержки – не в последнюю очередь для детей, которые физически и эмоционально страдают оттого, что их родители не работают на протяжении многих месяцев или лет.
Так что настало время попробовать что-то новое.
Хочу уточнить: я думаю, что традиционные общеэкономические стимулы, если бы они были достаточно масштабными, вполне могли бы решить проблему. Но раз возможность таких стимулов не рассматривается, надо обсуждать более дешевые альтернативные меры, призванные исправить ситуацию непосредственно на рынке труда.
Нужно ли предоставлять компаниям налоговые кредиты по налогу на фонд оплаты труда, как предлагает Институт экономической политики? Или, как в Германии, субсидировать работодателей, распределяющих нагрузку среди сотрудников, чтобы не увольнять их, как советует Центр исследований в области экономической политики? И о том, и о другом стоит подумать.

Смысл в том, что нужно делать больше, чем мы делаем сейчас, и делать по-другому. А опыт других стран подсказывает, что пришла пора проводить политику, прямо направленную на создание рабочих мест.

slon.ru

http://slon.ru/articles/183048/

Добавить комментарий