Иисус Спорщик и рассказчик

Джеймс Сайр

Из книги «привычка мыслить» Шандал

 

 

Седьмая и восьмая главы Евангелия от Иоанна, кроме короткого отступления

(7:53-8:11), представляют собой один бесконечный спор. Действие происходит в

Иерусалиме во время праздника кущей, слушатели Иисуса — простой народ и духовные

лидеры (Иоанн называет их просто «иудеями»); главным же вопросом в этих спорах

является личность Иисуса. За Кого выдает Себя Иисус? И Кто же Он на самом деле?

Отследить ход и развитие полемики исключительно сложно. Обвинения и возражения,

аргументы и контраргументы следуют один за другим, как бесконечная паутина. Вся

полемика сосредоточена на главном заявлении Самого Иисуса о том, что Он послан Богом, чтобы израильтяне узнали, Кто есть Бог, во что им верить и как потом жить.

Когда Иисус начал учить во дворе храма, Он привел Своих слушателей в изумление. «Как Он знает Писания, не учившись?» — спрашивали они (Ин. 7:15).

Но разве Иисус не учился? У нас нет никаких оснований думать, что Он получил формальное образование, но учитывая тот случай, который произошел с Ним в двенадцатилетнем возрасте, мы можем предположить, что само понятие «обучения» не было для Него незнакомым. Во всяком случае, легко убедиться в Его выдающихся знаниях. Однако Сам Иисус считает источником Своих знаний Бога. Более того, Он говорит: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю» (Ин. 7:17).

В «эпистемологии» Иисуса выполнение Божьей воли неразрывно связано со «знанием» (ясным пониманием), от Бога ли Его учение. Если оно от Бога, тогда напрашиваются невысказанные предположения, явно подразумеваемые в еврейских Писаниях, о том, что учение Иисуса верно и что знать (и творить) правду — высшая ценность. Вот почему Иисус немедленно обвиняет религиозных лидеров в том, что они отделяют знание от делания, то есть не повинуются закону, который считают истинным и обязательным: «Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону» (Ин. 7:19). И не только это; Иисус также раскрывает их тайные намерения убить Его.

Они возмущенно отрицают свою причастность к этим планам, в свою очередь, задавая провокационный вопрос: «Не бес ли в Тебе?» (Ин. 7:20). Иисус отметает это обвинение и продолжает Свое наступление, ставя им в вину то, что они судят по наружности и не ищут истины.

В остальной части седьмой и восьмой глав Евангелия от Иоанна Иисус сражается с силами лицемерия, заблуждения и намеренного, ожесточенного отказа видеть истину. В результате этого одни осознают свою греховность, а другие хотят, чтобы Его арестовали и предали смерти. Но благодаря силе Своего характера и мощи интеллекта Иисус, вступив в схватку, спокойно, но твердо делает еще одно, шокирующее заявление:

«Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете. Я знаю

Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня» (Ин. 7:28, 29). «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:38). «Я всегда делаю то, что Ему [Отцу] угодно» (Ин. 8:29).

Также твердо и обдуманно Он отвечает на их отказ поверить в то, что Он говорил о Себе. Если мы хотим знать и творить правду, тогда мы не сможем читать эти главы, не признавая глубины интеллекта Иисуса.

Это выступление достигает своего кульминационного пункта в середине восьмой главы Евангелия от Иоанна. В этот момент, несмотря на отвержение некоторых, «многие уверовали в Него», и именно к ним Он обращается: «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: «если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:30-32).

Нам здесь важен тот факт, что Иисус «рассуждает», обращаясь к обыкновенным людям, таким, как мы с вами. Он полагает, что Его слушатели поймут Его и, если захотят выполнять Его повеления, смогут понять и принять истину о Боге, истину о Нем и истину о себе. Эти две главы (Ин. 7-8) действительно представляют собой ярчайшие примеры особенностей мыслительной деятельности Иисуса.

Иисус Рассказчик

Каждый, кто хоть что-нибудь знает об Иисусе, знает и то, что Иисус — великолепный рассказчик, воистину, самый блестящий рассказчик из всех, когда-либо живших на земле.

Я хочу проанализировать притчу о добром самарянине. Это наиболее яркий пример проявления специфического дара Иисуса Рассказчика. Кроме того, эта притча иллюстрирует многие особенности характера Иисуса, которые мы уже видели.

Иисус часто вовлекает в Свои рассказы слушателей. Особенно явно это прослеживается в Его притчах. Но кто составляет Его аудиторию? Естественно, Его слушают, в первую очередь, «эксперты в области закона», но у Него есть и другие слушатели.

Сцена, на которой разворачивается повествование притчи, позволяет нам увидеть их всех:

«И вот, один законник встал и, искушая Его. сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?» (Лк. 10:2529).

Обратите внимание на первую половину аудитории: законник не руководствуется желанием узнать, чему хочет научить его Иисус, но скорее стремится «испытать» Иисуса. В конце концов,  думает он,  я эксперт в этих вопросах. Посмотрим, знает ли Иисус так же много, как я.

(Очень часто Иисус отвечал вопросом на вопрос в стиле Сократа, подталкивая собеседника к осознанию истины. Его ответы врезались в сердца Его слушателей. Сомневаюсь, чтобы мне хоть раз удалось уйти от Иисуса с чувством самодовольства. Филип Янси)

Но Иисус, видя его неискренность, тут же использует против законника его же оружие и задает ему конкретный вопрос. Далее Он хвалит фарисея за технически правильный ответ, взятый прямо из еврейских Писаний (Втор. 6:48; Лев. 19:18). Но затем Иисус делает еще один шаг и говорит ему: «Так поступай, и будешь жить», и тогда законник осознает, что похвала Иисуса действует как бомба с часовым механизмом, которая начнет отсчитывать время, как только они с Иисусом расстанутся. Ведь законнику придется жить в соответствии с собственным ответом на вопрос, который он сам же и задал! То есть ему придется любить Бога, а также и своих ближних.

В своих дальнейших ответах законник не касается первой заповеди. Он знает, что ее нельзя подвергать испытанию. Он не может сказать: «Но Кто есть Бог?», не обнаруживая при этом своего невежества, за что «эксперту» не будет никакого оправдания. Поэтому он задает вопрос ко второй заповеди и просит дать определение понятию ближний. Он хочет не просто проверить способность Иисуса толковать закон, но и ограничить круг своих обязанностей приятной для себя группой людей, может быть, даже представителями своей социальной группы.

Итак, желая уйти от ответственности, фарисей задает более технический вопрос о законе: «Но кого же я должен любить, как самого себя?» На первый вопрос законника Иисус ответил прямо. А на второй Он отвечает знаменитой историей о добром самарянине  Лк. 10:30 37. Но ответил ли Иисус на вопрос законника? Нет. Сам вопрос был некорректным. Дело вовсе не в том, «кто мой ближний», но в том, «каким я хочу быть?» Ты сам должен стать ближним, а это значит, что каждый, с кем ты вступаешь в контакт, должен стать предметом твоей заботы. Действуй, как ближний. Пусть все твои действия и поступки будут действиями и поступками ближнего.

К концу этой истории законник не только не оправдал себя в собственных глазах и в глазах Иисуса, но опять попался на тот же крючок. Диалог Иисуса с законником выявил не только неискренность последнего. Иисус произвел фундаментальную оценку отношения законника к его положению в обществе.

И вот здесь-то история начинает приобретать более универсальный характер  она имеет отношение не только к законнику, но и к нам с вами. Другими словами, у Иисуса есть и другая аудитория  и это мы с вами, дорогие читатели. Возьмем самого неприятного человека  и он будет самарянином в нашей истории. Он будет примером добросердечного отношения к своим ближним. И нам нужно будет подражать этому человеку. Готовы ли мы к этому?

Сможем ли мы сквозь призму своих предубеждений оценить его поведение по достоинству? Разве такая история не станет обличением нас самих? «Иди, и ты поступай так же,  говорит нам Иисус.  Делай так, как делает тот, кого ты презираешь, ибо тот, кого ты презираешь, поступает, как Бог». Станем ли мы делать это?

Способны ли мы каждый раз видеть в поведении людей их добросердечное отношение к другим и ценить его? Когда мы осознаем, что наше доброта не простирается дальше нашего собственного носа?

Основание человеческого познания

Основанием человеческого познания является не автономия, или независимость, человече­ского рассудка или автономия человеческого опыта. Главное философское и теологическое основание всего человеческого знания есть Логос. И это основание онтологического характе­ра: Бог не только Личность, но и Разум и Смысл. Логос воплощается в Иисусе Мыслителе.

Итак, Иисус действительно мыслитель и даже интеллектуал. Правда, Он не акцентирует этот аспект Своей сущности и не привлекает к нему особого внимания. Он также не выделяет «ученых» людей как некий особый класс. В действи­тельности в момент наивысшего восторга Он делает противоположное.

«В тот час возрадовался духом Иисус и ска­зал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и от­крыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение» (Лк. 10:21).

Это не значит, что «мудрые и разумные» ра­ди познания истины должны отказаться от сво-

его интеллекта и что интеллектуалы должны превратиться в антиинтеллектуалов. Но это значит, что каждый должен прежде всего стать как дитя, чтобы суметь принять Божье открове­ние. Сначала должно произойти принятие Бо­жьих даров — самого интеллекта и того, что он познает благодаря Божьему откровению, содер­жащемуся в книгах Писания и в природе. Авгус­тин правильно выражает это в своем принципе: «Я верю, чтобы понять».

Смирение Иисуса, конечно, не препятствова­ло Его интеллекту. Он был полнотой мудрости и венцом красоты. Он был Тем, Кем Он был, и в качестве воплощения Я ЕСМЬ в Нем не было ни­какого недостатка.

Думаю, нам, однако, нужно понять, что во время Своей земной жизни Иисус проявил все интеллектуальные добродетели: стремление к истине, стремление к последовательности во всем, стремление к святости и сострадание к другим людям.

В какой из них Иисус не был образцом для по­дражания? И опять же, Его смирение проявля­ется во всех аспектах Его деятельности. Утвер­ждая собственное владычество, Иисус делал это с величайшим смирением, преклоняясь перед Отцом как Своим Владыкой: «Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня», — говорит Иисус, начиная длинную проповедь в седьмой и вось­мой главах Евангелия от Иоанна (Ин. 7:16).

Более того, ранние утренние часы, которые Он посвящал общению с Богом, включали как духовные, так и интеллектуальные практики: тишину, уединение, внимание, молитву.

Его диалог с законником вместе с притчей о добром самарянине считается примером лате­рального мышления: Он сменил ложную «законническую» парадигму вопрошавшего на ис­тинную парадигму Царства Божьего.

Итак, Христос Логос есть Иисус Мыслитель. Разве не говорит Он нам сегодня то же, что ска­зал «эксперту-законнику»: «Иди, и ты поступай так же»?

 

 

Газета Мирт

 

www.mirvboge.ru

 

www.gazetaprotestant.ru  

Добавить комментарий