«Новый человек» во Христе

Павел Усищев

 

Столько раз нам доводилось слышать и читать эти слова: новый человек, новое творение, новая тварь во Христе. Такими словами проповедники определяют людей, уверовавших во Христа. Иначе еще их именуют верующими, воцерковленными, возрожденными. Порой сами христиане так себя называют. Однако, в представлении большинства церковных людей, да и не только церковных, перечисленные понятия тесно связаны с довольно высоким качеством жизни. Я имею в виду не высокое качество потребляемых товаров и услуг, а высокую нравственность поступков, идей, отношений. Такая нравственность, к сожалению, не всегда присутствует в реальной повседневности этих самых новых людей. Творение — новое, а поступки — прежние. Человек — новый, а чувства и отношения…

Если бы такое несоответствие было присуще кому-то постороннему, то можно было бы и внимания не обращать. Но это же — наша (моя) жизнь! И мне досадно, печально и грустно оттого, что реальность повседневной жизни далеко не соответствует моим желаниям и ожиданиям. Ведь я-то полагал, что, уверовав и покаявшись перед Богом, приняв Иисуса Христа своим Спасителем и Господом, я сразу же стану совершенно свободен от всякого греха. Мне казалось, мое греховное прошлое ни под каким видом и ни в малейшей степени не должно больше проявиться. Я ожидал, что в моей жизни моментально произойдут перемены, результатом которых будет совершенная святость во всех моих делах и помышлениях, стремлениях и желаниях.

Так что же, новая я «тварь» или старая? Если новая, то почему прежнее то и дело «поднимает голову»? Когда уже это прежнее пройдет? Когда я стану совсем свободен от раздражения и гнева, от неуемных желаний и зависти, от неумения доверять и излишней доверчивости, от бездумной отваги и боязливости, от стремления сохранить даже разрушающие меня отношения и нежелания иметь дело с людьми, ищущими доброго общения со мною?…

Что свойственно человеку «ветхому»? Жить своей волей, потакать своим прихотям, искать все новые средства к достижению собственных целей, пренебрегать интересами и потребностями других людей, отвергать обличение греха, оправдываться и ненавидеть обличающих, искать славы, власти, денег, стремление ни от кого не зависеть и ни за что не отвечать, использовать людей, поучать других, раздражительность, неуважительность и непочтительность, превозношение, насилие… (Гал. 5:19-21). Притом, все это «ветхий» человек делает «с ненасытимостью» (Еф. 4:19), прилагая грех ко греху (Прит. 30:15) и даже грехом все то не почитая, оправдывая «благими» целями и, более того, в своем беззаконии еще и надмевается до безумия

Таков ли я? По нраву ли мне творить злое? Нет!!! Я все это ненавижу! Но… делаю. Ну, может, не все из вышеперечисленного и не всегда, не надмеваюсь этим, а, напротив, страдаю. Часто стыжусь самого себя, дел своих, мыслей, желаний, эмоций и их проявлений. Хочу жить по воле Господа и во славу Его, чтобы Он «изобразился» во мне. Не хочу грешить, не хочу отвергать обличение греха и ненавидеть. Не хочу только выглядеть правым, но хочу жить прощеным Богом и людьми и больше не грешить. Хочу любить… И раз за разом падаю пред Богом в покаянном исповедании грехов, моля о прощении… Точно обо мне святой апостол Павел писал: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. …Когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7:19, 21-23). Почему же так? И на этот вопрос отвечает апостол Павел: «…Закон духовен, а я плотян, продан греху» (Рим. 7:14). И апостол Петр поясняет: «… потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5:8-б).

Вот первая проблема: Адам, согрешив, все свое потомство продал греху. Почему? Всякий сеет семя по роду своему. От раба родится ли свободный? Нет. Адам, став рабом греха, родил рабов греха. Тела наши — от Адама. Мы имеем в телах своих склонность ко греху. Бог дал нам власть не грешить (Быт. 4:7), но мы согрешаем. Согрешая по природной склонности ко греху, мы сами даем сатане зацепки, чтобы уловлять нас в грех. Согрешая раз за разом, мы приобретаем греховные привычки. А греховные привычки — зацепки побольше. Согрешая по-разному, умножаем количество зацепок. Вторая проблема — сатана неустанно «ходит как лев, ища кого поглотить» и «…у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе» (Быт. 4:7). Ни сатана, ни грех не знают, ни сна, ни отдыха. Потому и нам следует трезвиться и бодрствовать (1-ое Пет. 5:8-а).

Но как же так? Ведь Бог возродил нас? Возродил! Мы воистину родились от воды и Духа. Но, рожденное от Духа, есть дух (Ин. 3:6). Так, по духу мы не хотим грешить, но привычки-то во плоти остались. Вот и приходится трудиться, чтобы забыть старое и сформировать новые привычки вместо тех, от которых Господь освобождает нас Своим Духом (2-ое Кор. 3:17), очищая «банею водною посредством слова» (Еф. 5:26), омывая Своею Кровью (1-ое Ин. 1:7). Поэтому необходимы и пребывание в Церкви через таинства, и непрестанное напитывание себя Словом Священного Писания, и нравственная переоценка своих желаний, эмоций и поступков, и ежевечерний анализ прожитого дня. Это я еще ничего не сказал о молитве…

Так что же, если Сам Христос над нами трудится, если мы соработники Ему в деле нашего очищения, освящения, то должно быть так, чтобы мы больше не согрешали? Точно так! Однако же, время от времени, мы как бы забываем о необходимости бодрствовать и трезвиться, увлекаемся всяческими житейскими заботами, начинаем суетиться. В результате, осуетившись, согрешаем. Это не то, чтобы мы совсем отпали от Господа. Упав, претерпев последствия падения, подобно блудному сыну (Лк. 15:11-32), мы приходим в себя, поднимаемся, снова и снова обращаемся ко Христу с покаянием. И Он по Своей великой благости, по Своей неизмеримой любви милует и прощает, омывает и восставляет нас.

Может быть, Господьне силен сохранить нас от падений? Силен, иначе Он был бы не Бог. Только ведь, это мы сами забываем бодрствовать и падаем. А Христос как раз и напоминает нам и поднимает нас, и восставляет (Рим. 14:4). Кроме того, самая главная задача не в том состоит, чтобы мы ни в коем случае не упали и «не расшибли коленки», но чтобы не отпали, не пропали для Царства Небесного, для жизни вечной, чтобы «возросли в меру полного возраста Христова». Можем ли мы представить себе такого любящего отца, который все время носил бы своего сына на плечах, заботясь об отсутствии синяков да шишек, и не позволил бы сыну научиться ходить, бегать, прыгать? Напротив, любящий отец и расскажет, и покажет, как это делается, и будет рядом с сыном, и ободрит, и поддержит его, когда тот попробует сделать что-то новое. Любящий отец поступает так потому, что также делает Отец Небесный.

Но Бог не только учит или переучивает нас, Он творит из нас «новое». Ведь по грехам нашим, мы обратились в персть, прах земной (Быт. 3:19). Как добрый терпеливый искусный горшечник берет персть бесплодную и увлажняет ее, и перетирает, и мнет, и придает ей форму, и просушивает, и обжигает в огне, дабы получился полезный пригодный сосуд, так и Господь наш Бог любовно и долготерпеливо, искусно и вдохновенно «бесплодную пустыню» наших душ претворяет в «плодовитые ветви Своей возлюбленной лозы» (Ин. 15:1-6).

Но как часто нам хочется поскорее уже достигнуть результата, быть подобными образу Сына Божия. Мы вопием: «Господи, Господи, скорее…» Можно подумать, что это Он нам помощник, да еще не очень прилежный, а не мы соработники Ему. Мы кричим: «Ну, когда же? Сколько можно?» А что глина устает, пока ее трут да мнут? Она что спрашивает горшечника о времени окончания труда? Не слишком ли мы нетерпеливы? Любовь долготерпит! Не слишком ли своевольны и горды? А, может, нам хочется уже быть праведными и «право иметь» на Царство Небесное, и не нуждаться в Спасителе, и не зависеть от Христа? Господи, прости, сохрани, помилуй, спаси нас от нас же самих «ветхих» и Сам все усмотри и соверши, как Ты хочешь, в Твое время! Да будет воля Твоя!

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru

Добавить комментарий