Почему написана \»Москва протестантская\»

Подберезский И.В., "Москва протестантская"

 

Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные [1 Кор 11:9].

 

"Протестантская Россия — что за чушь?" — иронически вопрошали в конце прошлого — начале нынешнего века, в разгар гонений на протестантов. И тогда же был дан ответ, суть которого можно повторить и сейчас: "Протестантская Россия — это Россия богобоязненная, работящая, непьющая, нелгущая и некрадущая". А это вовсе не чушь. И право же, с ней стоит познакомиться поближе.

Приведённые в эпиграфе слова принадлежат апостолу Павлу и значат они, полагают протестанты, что разномыслие в определённых рамках вовсе не противоречит учению Христа. Все прочие христиане как-то больше настаивают на необходимости единства суждений. Оно, конечно же, полезно для "мира и спокойствия", но опасно для истины. Замечательный русский религиозный мыслитель и философ В. С. Соловьев писал о пользе "всеобщей веротерпимости, когда каждое верование должно в свободной борьбе отстаивать себя против всех. Такое положение всего выгоднее, конечно, для истины, тогда как принудительное господство истины отдает гонимым заблуждениям все преимущества духовной самостоятельности и самодеятельности".

Единение в главных вопросах (божественность Иисуса Христа, истинность Библии, недопустимость "продолжения" Писания и др.) непреложно, но оно отнюдь не исключает известной разноголосицы. Предписанные апостолом "разномыслия" допустимы во многом, хотя и не во всём; они, заметим, были и между самими апостолами, причём достаточно существенные. Быть протестантом — это значит, помимо всего прочего, не бояться ни разногласий, ни открытого обсуждения всех вопросов, что и способствует "открытию искусных". О том, что это дает богатые плоды, свидетельствует, среди многого другого, та роль, которую протестантские концепции и протестантские страны играли и играют в современном мире. Не обделены благословениями и протестанты России, в чем довелось убедиться непосредственно.

Всё началось с того, что мой молодой коллега по Институту востоковедения получил грант и на год отправился в прекрасную Францию совершенствоваться в науках и удивлять французов глубиной российских познаний в буддизме. Там он установил контакты с людьми и учреждениями, занимающимися изучением религии, в том числе и в Восточной Европе. Возникла мысль провести исследование в посттоталитарной России. Поначалу оно мыслилось преимущественно как востоковедное, сосредоточивалось на буддизме, исламе и восточных культах, однако потом решено было заняться и христианством. Я всегда испытывал симпатии к протестантству, в котором привлекало прежде всего то, что В. С. Соловьёв именовал его "интеллектуальной честностью". Об этих своих симпатиях я не раз говорил укатившему в Париж коллеге. Он, как Одиссей, всё же вернулся, "пространством и временем полный"; полон он был и научных прожектов, в частности — провести упомянутое выше исследование. Мне было предложено участие в разделе проекта, касавшегося протестантства в России.

Проект претерпел большие изменения. В конце концов журнал "Revue d’Etudes Comparatives Est-Ouest", выходящий в Париже, опубликовал в последнем номере за 1993 год некоторые из статей, среди них и мой опус, именуемый "Протестанты в России". В ходе исследования были установлены полезные контакты с представителями протестантских деноминаций в России, взяты интересные, как мне кажется, интервью.

Я обзавелся бумагой от Института востоковедения РАН с просьбой оказать содействие в изысканиях. Бумага эта, при всём недоверии к документам с печатями многих российских христиан (особенно исконно русских, таких как духоборцы и молокане), всё же помогала. Если не считать нескольких более-менее вежливых отказов (об этом позже), многие представители протестантских деноминаций охотно согласились поделиться своими соображениями. Так удалось соприкоснуться с "Москвой протестантской". Таковая тоже есть, что бы ни говорили поклонники "златоглавой", которая, конечно же, доминирует, но рядом с ней есть не только протестантская, но и мусульманская, и буддийская, и много ещё какая.

Как это нередко бывает, работа увлекла, собранный материал не вмещался в рамки статьи, требовал обработки. Последовали попытки опубликовать их в текущей периодике, причём я продолжал встречаться с российскими протестантами. Материал накапливался, и, как хорошо известно научным работникам, "жёг" автора. Вот это "жжение" и вызвало появление этой книги. Она основана на личном религиозном опыте автора, на опыте общения с представителями самых разных протестантских конфессий, а также на знакомстве с текущей протестантской литературой.

Пока, как представляется, никто — ни исследователи-одиночки, ни даже исследовательские центры — не могут дать исчерпывающей картины жизни протестантов в Москве и России. Но впечатления о ней могут быть у каждого. Предлагаемый читателю текст и представляет собой такие впечатления, вовсе не претендующие на полноту, окончательность и бесспорность. Это суждения, впечатления всего лишь одного человека, выражающего не точку зрения той или иной протестантской деноминации, а исключительно свою, и при этом имеющего дерзость полагать, что она может оказаться не безынтересной.

Ещё одно слово предупреждения. Рассуждать о религии и вере у нас очень любят, причём пускаются в рассуждения, не смущаясь отсутствием специальной подготовки. Всякий обратившийся к Богу грамотный человек непременно начинает с собственного суждения о сложнейших богословских проблемах. Судить о них без теологического факультета за плечами дело рискованное, но риска у нас не боятся.

Упрёк в немолчании можно адресовать и автору этих строк. В оправдание скажу только, что старался избежать сложных вопросов веры, оставив их более подготовленным людям, и сосредоточился на том, что обычно называется "религиозной ситуацией" и входит скорее в сферу социологии религии, чем теологии. Причём социологии не строго научной, а, так сказать, эссеистической, которая, хочется надеяться, тоже нужна. Как бы то ни было, свои суждения о вере может и даже должен иметь каждый верующий, так что встретятся они и на страницах этой книги. Ответственность за них не несет никто, кроме самого автора; тут, скажу ещё раз, изложена не протестантская точка зрения, а точка зрения одного протестанта.

Существует не лишённое оснований мнение, что если человек в поисках Бога начинает ходить по разным церквам (не по разным храмам одного и того же вероучения, а именно по разным вероучениям), то его водит дьявол. В таком "плюрализме" нет ничего хорошего. Любопытно, что первоначально (еще в ХIV веке) слово "плюрализм" имело сугубо церковное значение и применялось, во-первых, к людям, удовлетворявшим свои религиозные потребности не в одном, а в двух или более приходах, что сурово осуждалось, и, во-вторых, относилось к тем служителям Римско-католической Церкви, которые практиковали совмещение двух и более церковных должностей. Такой плюрализм порождал множество злоупотреблений, и против него резко выступили деятели Реформации, бывшие в этом смысле последовательными антиплюралистами.

Иногда говорят, что хождение по разным церквам есть богоискательство, и это якобы похвально. Однако богоискательство, занятие сугубо русское, всё же вещь сомнительная с точки зрения веры.

Бог не прячется от людей. Это Адам и Ева, согрешив, пытались спрятаться от Бога; мы, их потомки, часто поступаем так же, делая вид, что ищем Бога. А Он не играет с нами в прятки, Он являет Себя в Своем творении, т. е. в природе; Он говорил с прародителями непосредственно в саду Эдемском; потом говорил с людьми "в пророках"; наконец — высшее проявление милости Божией — "говорил нам в Сыне" [Евр 1:1]. Он дал нам слово Своё: Библию. Он слышит наши молитвы, и — верующие хорошо это знают — отвечает на них. И вопрос не в том, чтобы искать и найти, а в том, чтобы уверовать. (Заметим попутно, что некоторые русские религиозные мыслители считали поиски и выбор подходящей для Руси веры в Киевский период вещью сомнительной не только с точки зрения исторической достоверности, но и с чисто религиозной точки зрения; крещение же по повелению светского государя полагали и вовсе не похвальным.)

Однако хотя Бог и не прячется от людей, Он может отворотить от них лицо Cвое — так бывало в истории. Это, считают некоторые христиане (православные в том числе), происходит и в сегодняшней России, так и не вернувшейся к Богу и потому поражённой гневом Его. Об этом можно иметь разные мнения. Что же касается исканий Бога, то и тут не всё просто: в псалмах, да и в других местах Библии (у Исайи особенно), выражение "искать Бога" встречается не раз, и хорошо бы люди, работающие сейчас над новым русским переводом Священного Писания, внесли ясность в этот вопрос: один и тот ли же глагол встречается в разных случаях, а если один, то многозначен ли он. Но как-то интуитивно ясно, что не Бог уходит от людей — всегда люди уходят от Бога.

 

http://sherna.demos.su/biblio/in_rus/chap1.html

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий