Россию от глубокого кризиса спасла нефтяная игла

Эксперты пытаются понять, куда движется экономика страны

Александр ЗЮЗЯЕВ 

В 2010 году российская экономика выросла почти на 4%. О чем говорит эта цифра? «Страна, скорее всего, выходит из кризиса», — неуверенно бубнят экономисты. А на уточняющие вопросы — в каких отраслях, за счет чего? — порою даже именитые специалисты пожимают плечами. Департамент стратегического анализа компании ФБК детально изучил экономическую картину. Оказалось, что в промышленности 8 из 17 отраслей вернули производство на уровень докризисного октября 2008 года. Но вот радоваться успехам российской экономики пока еще рановато.

УПАЛИ. А КТО ОТЖАЛСЯ?

Выход экономики из кризиса трудно назвать дружным. К примеру, темпы строительства в 2009 году просели на 16%, а восстановились в 2010 году всего на 1%. В свою очередь, розничная торговля прожила минувшую двухлетку по принципу упал-отжался: продажи товаров сначала снизились на 4,9%, а затем выросли на 5%. И правда — очереди во многих супермаркетах уже напоминают докризисные, когда население особо не экономило на желудке.

«Шорт-лист» экономических отраслей-лидеров выглядит своеобразно: в лидерах те, кто для экономики страны — шелупонь. К примеру, добыча металлической руды и других полезных ископаемых (кроме нефти, газа и угля) превысила докризисные объемы на 29,3%, производство кожи и обуви — на 25,3% (подробнее смотрите графику «Лидеры экономики и аутсайдеры). Первые выскочили за счет роста мировых цен, а вторые — благодаря обнулению пошлин. Хуже дело с монстрами экономики. На 12% отстает от докризисных показателей производство автомобилей и оборудования, на 10,3% — деревообработка.

А как же обстоят дела с «нашим все» — нефтью и газом? Топливно-энергетические предприятия твердо занимают середину рейтинга. За время кризиса им удалось увеличить мощности всего на 3,2%. Но даже известные критики зависимости России от «сырьевого проклятия» говорят теперь этой самой зависимости спасибо.

— Еще недавно некоторые аналитики утверждали: глубина кризиса в России была предопределена сырьевой структурой экономики. Сейчас мы видим, что это не так, — напоминает директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. — Если бы не «нефтяная игла», то падение экономики могло бы быть гораздо серьезнее и превысить 20%. Что, например, произошло в странах Прибалтики.

ДЕНЬГИ ДОСТАЛИСЬ НЕ ВСЕМ

Сырьевая модель экономики спасла от финансовой катастрофы многие нефтегазовые державы. Как такое может быть? Экономисты объясняют просто. Да, цены на сырье на несколько ме-
сяцев упали. Но затем снова пошли в рост, и как результат — темпы добычи энергоносителей никто не снижал. Акцент на добычу сырья в таких странах, как Россия, стал своего рода подушкой безопасности. А более развитым государствам пришлось несладко. Первыми во время кризиса упали инновационные отрасли. Кому нужны солнечные батареи, если денег не хватает на самые простые потребности?

Тем не менее многие экономисты упорно советуют все-таки как-то по-другому развивать экономику страны.

— Необходимо вкладываться в обрабатывающие отрасли, — говорит Наталья Акиндинова, директор Центра развития при Высшей школе экономики. — Уже замечено, что российская экономика все меньше  зависит от роста цен на нефть, но чутко реагирует на их падение.

Сейчас российская экономика разделена на два неравных сектора — сильный сырьевой и слабый обрабатывающий. И перспектив развития обрабатывающего пока не особо видно. Больше того, кризис лишь способствовал его деградации. Ведь власти во время острой части кризиса распечатали стабилизационные кубышки и пролили золотым дождем финансовую помощь на банки. А нефтяным генералам и так грех жаловаться на безденежье. Обрабатывающим отраслям из бюджета же не досталось ни копеечки.

— Пока сложно ожидать, что в скором времени этот перекос будет пре-одолен, — приходит к неутешительному выводу Наталья Акиндинова.

 ЖДЕМ ПЕРЕМЕН?

Скептицизм экспертов во многом оправдан. Как ни крути, а самым перспективным направлением в России считается добыча нефти и газа. Компании, желающие сами добывать или обслуживающие добывающие компании, гигантскими тучами роятся в этих отраслях. И не только потому, что там крутятся шальные миллиарды. А потому что в других отраслях обогатиться весьма непросто. Региональные чиновники защищают от входа на рынок местные предприятия, в которых частенько имеют личный финансовый интерес. Бизнесмены без зазрения совести делят сферы влияния, конкурируя лишь с импортом.

Главная беда модернизации обрабатывающей отрасли — дефицит длинных денег. Банки выдают долгосрочные кредиты бизнесу под высокий процент — так никакие ноу-хау не окупятся. А у государства на это средств уже нет. Перед кризисом власти накопили в Стабфонде 4,7 трлн. рублей. Это половина годового бюджета России! Но с тех пор правительственная кубышка поистощилась — осталось меньше 1 трлн.

Остается один выход: модернизировать экономику за счет иностранных инвестиций. Зарубежные бизнесмены вместе с деньгами обычно завозят в страну новые технологии ($13,8 млрд. в 2010 году; на российских биржах иностранцы оперируют гораздо более серьезными суммами). Но закордонные толстосумы не торопятся выстраиваться в очередь, чтобы вложить деньги в Россию. Разве что лишь для спекуляций на фондовом рынке.

Поэтому экономисты, как всегда, призывают упрощать налоговую систему в России, повышать защиту частной собственности.

— А если ничего не менять, то все опять повторится, как кризисной осенью 2008 года, — прогнозирует Игорь Николаев. — Сейчас нефть дорожает, биржы растут. А затем «черное золото» опять упадет в цене, рубль ослабнет. Все это мы уже проходили…

 

http://kp.ru/daily/25649.4/813040/

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий