КАТОЛИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ДИАЛОГА ЗАПАДНО-ХРИСТИАНСКОЙ И ВОСТОЧНО-ХРИСТИАНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

 Ф.Г. Овсиенко

Общая характеристика

Римско-Католическая Церковь — крупнейшая в мире и наиболее распространенная, жестко иерархизированная и централизованная в мировом масштабе христианская организация. К началу XXI в. она насчитывала 1061 млн верующих, что составляло 17,3% населения и больше половины (52%) всех христиан. Среди духовных лиц на тот же период на считывалось : 193 кардинала , 4549 епископов, 405066 священников, работающих в 194 тысячах приходов, 58967 монахов и 828660 монахинь.

 Являясь крупнейшей христианской конфессией, Католическая Церковь сыграла огромную культуро-образующую, а подчас и государство-образующую, роль в истории многих стран, прежде всего западноевропейских. Размежевание между европейским Востоком и Западом, постепенно усугублявшееся социально-экономическими и политическими противоречиями между западноевропейскими и византийскими феодалами, борьбой за верховенство в Церкви и за сферы влияния, задолго до окончательного разделения Церквей в 1054 г. сопровождалось также разрывом культурного единства на территории прежней Римской империи. Если первоначально в рамках римской цивилизации сосуществовали греческие и латинские страны, то уже с конца I в. началась постепенная эмансипация латинской культуры, завершившаяся в начале V в.; с этого времени разнообразные связи между греческой и латинской общностями неустанно ослабевали. Размежевание охватило не только культуру, но и теологию, религиозную жизнь, церковные институты, литургию, монашеский образ жизни и даже так называемую «народную набожность», переплетавшуюся с локальными языческими верованиями.

Наряду с христианизацией стран Западной Европы, Католическая Церковь осуществляла и христианизацию (окатоличивание) славянских племен; начатая в VII в., она продолжалась до ХI в. и охватила Хорватию, Словению, Чехию, Словакию, Польшу. Одновременно с христианизацией Католическая Церковь распространяла на новых территориях выработанное в Западной Европе традиционное религиозно-культурное наследие, в основе которого лежали творения и идеи Аврелия Августина, Бенедикта Нурсийского, Папы Григория I Великого; идеи этих авторов существенно повлияли на формирование всей средневековой культуры Запада. Элементами, объединявшими в Средневековье западно-христианское сообщество, были: латинский язык, каноническое право, схоластическая культура, латинский церковный обряд, признание примата Папы и ведущей роли Папства, которое вплоть до конца ХIII в. безраздельно осуществляло руководство общественной и политической жизнью Западной Европы.

Претендуя на первенство в христианском мире, Католическая Церковь в период Средневековья выдвинула идею превращения человеческого сообщества в своеобразную «христианскую цивилизацию» во главе с Римом и римским первосвященником. Осуществлению этой идеи препятствовала непримиримая позиция ряда православных Церквей, а после захвата турками в XIV–XV вв. православных государств на Балканах (Болгарии, Сербии, Византии) — позиция единственного независимого православного государства в Европе — Московской Руси и ее Церкви. Второй причиной невозможности осуществления указанной идеи стало возникновение в XVI в. в лоне самого католицизма реформированного христианства, т.е. протестантизма, отвергавшего многие основополагающие принципы Католической Церкви.

Объединительные проекты католицизма

Идея воссоединения христианских Церквей вокруг Рима нашла свое воплощение в униях (от лат. unio — единение). Униатство как церковное движение, направленное на присоединение к Католической Церкви других христианских Церквей на условиях признания последними главенства Римского Папы и католической догматики при сохранении собственных традиций, обрядов, литургического языка и элементов церковного устройства, трактовалось Ватиканом как форма восстановления единства католичества и православия.

На основе униатства образованы все современные католические Церкви восточного обряда — Церкви, отколовшиеся от различных направлений Восточного христианства: Маронитская; Греко-католическая (мелькитская); Халдейская (Сиро-халдейская, или Ас сиро-халдейская); Сиро-католическая; Армяно-католическая; Копто-католическая. Все они базируются на одной из культурно-обрядовых традиций Востока — антиохийской, александрийской, армянской, халдейской, византийской.

Наиболее крупной униатской Церковью сегодня является Греко-Католическая Церковь, действующая, прежде всего на Украине, а также среди славянской диаспоры в Канаде, Польше, Словакии, США, Австралии и некоторых других странах. В настоящее время в конфессиональной структуре Украины эта Церковь занимает второе (после Украинской Православной Церкви Московского Патриархата) место, располагая почти 3500 приходов и насчитывая около 5 млн прихожан.

Униатство как метод преодоления раскола и воссоздания христианского единства в целом себя не оправдало, и это было признано как Католической, так и Православными Церквами. В итоговом документе VII сессии Совместной комиссии Католической Церкви и Православных Церквей по католическо-православному диалогу (Ливан, июнь 1993 г.) было отмечено, что хотя католические общины восточного обряда и обладают равными с другими христианскими общинами правами, однако «историческая форма апостольского миссионерства, именуемая униатством, не может быть принята ни как метод поведения, ни как модель единства, которого ищут наши Церкви».

Униатство перестало устраивать иерархию Католической Церкви в силу различных причин, но в немалой степени и потому, что оно охватывало лишь незначительную часть христианского мира. Поэтому на первое место в планах воссоединения расколотого в религиозно-культурном отношении христианского мира выдвинулись иные концепции.

В первой половине 50-х г г . XX в. довольно популярным в католической среде становится «проект будущего», предложенный видным католическим теологом и ученым — палеонтологом, археологом и биологом П. Тейяром де Шарденом (1881–1955). Согласно ему, осуществляющийся на основе принципа эволюции всемирный прогресс проявляется в интеграции всех «элементов мира» в единое целое. Применение этого принципа к человеческому обществу означает всеобщую «тотализацию» и «интернационализацию». По Тейяру, будущее станет выражаться в образовании своеобразного «древа духа», которое равзивается из соединения различных и все еще взаимоисключающих течений: демократии, христианства, коммунизма, восточной мистики, и даже фашизма. При этом падут все интеллектуальные, культурные, национальные и языковые барьеры. Вначале возникнут единые общечеловеческие культура, техника, наука, мораль и религия. В конечном счете история человечества перерастает у Тейяра в эсхатологию — теорию о конечных судьбах человека и мира, а сама жизнь общества — в проект развития от низших социальных форм к высшим проявлениям психизма, где духовная культура, сознание человека отделятся от своих материальных носителей и будут существовать самостоятельно, как особая сфера реальности.

Идея «общечеловеческой семьи»

Учение П. Тейяра во многом противоречило ортодоксальным католическим представлениям о мире, человеке и обществе. За религиозное инакомыслие П. Тейяр при жизни был лишен церковными властями права преподавания и публикации философско-теологических сочинений. Однако, начиная с 60-х гг., его взгляды стали широко восприниматься не только христианскими модернистами самой различной ориентации, но и находить отражение в официальных документах Католической Церкви.

Идея трансформации человеческого сообщества в «общечеловеческую семью» на основе единой христианской культуры в Новейшее время официально была выдвинута в 50-х гг. XX столетия Папой Пием XII, однако документальное вопло-Овсиенко Ф.Г. 30 щение она нашла лишь в 60-х гг. — вначале в энцикликах Иоанна XXIII “Pacem in terris” («Мир на земле», 1963) и Павла VI “Ecclesiam suam” («Своей Церкви», 1964), а несколько позднее — в пастырской конституции II Ватиканского собора “Gaudium et spes” («Радость и надежда», или «О Церкви в современном мире», 1964) и в декларации “Nostra Aetate” («Об отношении Церкви к нехристианским религиям», 1965).

От прочих светских концепций церковная отличалась тем, что далеко выходила за рамки обычных «конвергентных» социо-технических решений, согласно которым из-за всеобщего характера научно-технического прогресса и глобализации экономики и культуры рано или поздно произойдет сближение двух систем — капитализма и социализма с их последующим синтезом в смешанном обществе, а также двух религиозно-культурных сообществ — западного и восточного. Провозгласив необходимость создания «единой человеческой семьи» (“Pacem in terris”, § 73), церковные иерархи подводили под свою идею более широкую философскую и теологическую платформу. Разумеется, церковная концепция конвергенции делала при этом акцент на духовном сближении всех людей на морально-религиозной основе.

В то же время и «социотехнические» теории единения человечества находили свое отражение в католицизме. Наиболее оптимистично настроенные теологи в 60–70-х гг. пытались даже доказывать, что процесс интеграции человечества в «единую человеческую семью» уже начался, а его проявление усматривали в развитии международной торговли, туризма, в количественном увеличении международных организаций, съездов и конференций, в централизации и «интернационализации» средств массовой информации, в развитии культурного и научно-технического сотрудничества, но особенно — в интенсификации межрелигиозного диалога. Профессор моральной теологии Академии католической теологии в Варшаве С. Олейник так описывал и оценивал этот процесс: «Многие факторы сближают людей, государства и народы.

Правда, сближение в области культуры и обычаев опережает процесс политического сближения. В политическом смысле человечество пока еще существенно разделено, но его уже объединяют многие факторы повседневной жизни. Нас объединяют плоды современной науки и искусства, но особенно массовой техники. И хотя еще многие люди на земном шаре мыслят по-разному и поразному воспринимают действительность, с другой стороны, огромные массы людей живут одинаково: одинаково одеваются, занимаются спортом и «болеют» за свои команды, смотрят одни и те же фильмы и телепередачи, танцуют одни и те же танцы и т.д. Благодаря этим и другим факторам люди сознают, что они являются жителями одной планеты, а сама Земля — их общая родина… Необходимо усилить пропаганду идеи единой судьбы человечества, братства всех членов человеческой семьи».

www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий