Пуританское благовестие

Дж.И.Паркер

 

Пуританский тип благовестия был и продолжает быть последовательным практическим выражением пуританской точки зрения, что обращение грешника – это суверенное действие Божьей благодати и силы. Позвольте объяснить.

Пуритане не употребляли образных выражений «обращение» и «новое рождение»/«возрождение» в качестве формальных терминов, и употребление их слегка меняется от автора к автору; но большинство считали эти слова синонимами, обозначающими процесс, который формально назывался действенным призванием, где призвание – это его библейское название в Римлянам 8:30; 2 Фессалоникийцам 2:14; 2 Тимофею 1:9, а прилагательное действенное добавлено, чтобы отличить его от недейственного внешнего призвания, упомянутого в Матфея 20:16; 22:14. В «Вестминстерском исповедании» 10:1 «призвание» помещено в своей богословской перспективе при разъяснительном пересказе 8:30:

Всех, кого Бог предопределил к вечной жизни, и только их, Ему угодно в определенное и соответствующее время призвать Своим Словом и Духом из состояния греха и смерти, в котором они находятся по природе,- к благодати и спасению чрез Иисуса Христа.

В «Кратком катехизисе Вестминстерской ассамблеи», вопрос 31, приводится следующее объяснение:

Действенное призвание является работой Духа Божьего, убеждающего нас в наших грехах и нашем бедственном положении, просвещающего наш разум познанием Христа, обновляющего волю, убеждающего и позволяющего нам принять Иисуса Христа, свободно предлагаемого нам через проповедь Евангелия.

Об этом действенном призвании следует сказать три вещи, если мы действительно хотим уловить пуританскую точку зрения.

(1) Это проявление Божьей благодати. Это не то, что человек может сделать сам для себя или для другого. Это первый этап в приложении искупления к тем, ради кого искупление было совершено; это событие, посредством которого избранный грешник, на основании вечной, союзной, представительной связи с Христом, утвержденной через избрание и искупление, вводится Святым Духом в реальный, живой, личный союз с Главой завета и Искупителем. Таким образом, это проявление незаслуженной милости со стороны Бога.

(2) Это проявление Божьей силы. Его совершает Дух, действующий как опосредованно, при помощи слова, в разуме, даруя понимание и убежденность, так и непосредственно, вместе со словом, в сокровенной глубине сердца, насаждая новую жизнь и даруя силу, фактически свергая грех и делая грешника и способным, и желающим ответить на евангельское приглашение. Таким образом, Дух действует как морально, с помощью убеждения (что признают арминиане и пелагиане), так и физически, с помощью силы (что они отвергают). («Физически» здесь означает «воздействуя на нашу личность на уровне ниже сознательного», а не «воздействуя на тело в отличие от личности [т.е., души]».) Оуэн пишет:

Есть не только моральное, но и физическое непосредственное воздействие Духа… на умы или души людей при их возрождении. Действие благодати при обращении постоянно описывается словами, обозначающими действительное внутреннее воздействие, такими как сотворить, оживить, создать, дать новое сердце. Всякий раз, когда об этом говорится в смысле активного воздействия, оно приписывается Богу. Он творит нас заново, Он оживляет нас, Он рождает нас по Своей воле. Но когда о том же говорится с нашей стороны, то используются пассивные выражения: мы созданы во Христе Иисусе, мы – новое творение, мы рождены свыше, и тому подобное.

«Служители стучат в двери людских сердец, а Дух Святой приходит с ключом и открывает их». Возрождающее действие Духа, продолжает Оуэн, «несомненно, победоносно, неодолимо, всегда действенно»; оно «устраняет все препятствия, преодолевает всякое сопротивление, и неизбежно приводит к желаемому результату»x. Благодать неодолима, не потому что она влечет грешника к Христу против его воли, а потому что она изменяет сердце человека, так что он «приходит совершенно добровольно, когда Его благодать дает ему желание».

Пуритане любили останавливаться на библейском представлении о божественной силе, творчески проявляющейся в действенном призвании, что Гудвин часто называл одним «постоянным чудом» в церкви. Они соглашались, что обычно обращение бывает не особенно зрелищным событием; но Гудвин отмечает, что иногда оно именно такое, и утверждает, что Бог тем самым демонстрирует нам, можно сказать, на показательном примере, насколько велико проявление силы в действенном призвании каждого христианина. Гудвин пишет:

В призвании некоторых людей совершенно неожиданно проглядывает призвание избрания (как я его называю). Вы словно бы видите, как избрание завладевает человеком, выхватывает его с огромной силой, ставит на нем отпечаток божественной природы, под корень обрубает греховную природу, искореняет себялюбие, облекает в принцип любви к Богу, и с первого же дня направляет его дальше как новое творение. Так было с Павлом, и после него не обошлось без подобных примеров.

Такие яркие обращения, говорит Гудвин, это видимые знаки избрания через такое действие призвания, какого не могут произвести над душой человека все силы небес и земли, будучи неспособны изменить человека столь внезапно, а может лишь божественная сила, сотворившая мир и воскресившая Христа из мертвых.

Почему пуритане так возвеличивали живительную силу Бога, ясно из приведенных цитат: потому что они очень серьезно относились к учению Библии, что человек мертв в грехах (Еф. 2:1, 5; Кол. 2:13), духовно бессилен (Ин. 3:3, 5; 6:45; Рим. 8:7; 1 Кор. 2:14), крайне развращен, беспомощный раб греха (Рим. 3:9; 6:20-22). Грех обладает такой силой, считали они, что только Всесильный может разорвать его оковы; только сотворивший жизнь может оживить мертвых. Чтобы превозмочь полную неспособность, требуется полная суверенность.

(3) Действенное призвание – это проявление Божьей свободы. Только Бог может совершить его, и делает Он это по Своему благоволению. «…Не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9:16). Оуэн размышляет об этом в проповеди на Деяния 16:9, озаглавленной «Видение неизменной, незаслуженной милости, явленной чрез ниспослание средств благодати недостойным грешникам». Сначала он формулирует принцип:

Все события и результаты, особенно в том, что касается распространения евангелия и Церкви Христовой, при всем своем разнообразии управляются вечным Божьим замыслом и советом.

Затем он приводит иллюстрацию. Некоторым послано евангелие, а некоторым нет.

В этой главе… не было позволено проповедовать евангелие в Асии или Вифинии; и такое ограничение от Господа по Его провидению продолжается для многих частей мира, [тогда как] другим народам евангелие послано… как в нашем тексте, в Македонию; также и в Англию.

Почему такая дискриминация? – спрашивает Оуэн. Почему слышат лишь некоторые? А когда евангелие уже услышано, почему мы видим различные результаты, так что одни остаются нераскаянными, а другие искренне принимают Иисуса Христа? Также, когда благодать действенно проявляется в обращении и спасении… то, как вы думаете, откуда берется то правило или предписание… согласно которому она должна быть направлена Иоанну, а не Иуде; Симону Петру, а не Симону волхву? Конечно, только от этого дискриминирующего предвечного Божьего совета. Замысел Божьего избрания – вот правило для распределения спасающей благодати.

Джонатан Эдвардс, пуританский благовестник, родившийся позже своего времени, часто утверждал то же самое. В типичном для него отрывке из проповеди по Римлянам 9:18, он перечисляет следующие пути, как Божья суверенность (определенная как «Его абсолютное право распоряжаться всеми созданиями как Ему угодно») проявляется при распределении Его благодати:

(1) В призвании одной нации или народа, и даровании им средств благодати, и в оставлении других без них. (2) В преимуществах, какими Он наделяет отдельных людей [напр., христианская семья, сильное служение, непосредственное духовное воздействие, и т.д.]. (3) В даровании спасения тем, у кого было мало преимуществ [напр., детям нечестивых родителей, тогда как дети благочестивых не всегда спасаются]. (4) В призвании к спасению некоторых, которые были гнусными грешниками, и в оставлении других, которые были высоконравственными и религиозными людьми. (6) В спасении только некоторых из искавших спасения, но не остальных [т.е., в приведении некоторых обличаемых грешников к спасительной вере, тогда как остальные ее никогда не обретают].

Это проявление суверенности, утверждает Эдвардс, славно: «Отчасти слава Божьей милости состоит в том, что это суверенная милость».

Вероятно, ни один проповедник пуританского направления не выделял Божью суверенность так, как Эдвардс. Тем не менее, его проповедь была плодотворной в плане благовестия. Его церковь, когда он нес там служение, была охвачена духовным пробуждением, и о времени пробуждения он говорит:

Я думаю, что нашел, что никакие речи не были столь приметно благословенны, как те, в которых учение об абсолютной суверенности Бога в связи со спасением грешников, и о Его праведной свободе в связи с ответом на молитвы и с осуществлением планов плотских людей, остающихся таковыми, было твердо высказано.

Здесь, пожалуй, найдется пища для размышлений.

Суверенная Божья свобода проявляется также во времени обращения. Писание и опыт показывают, пишет Гудвин, что великий Бог ради святых и славных целей, но в особенности… чтобы сделать явной Свою любовь и благость, Свою милость и благодать, определил так, что многие Его избранные люди определенное время остаются в состоянии греха и гнева, и затем Он обновляет их для Себя.

Ни в коем случае не человек, но всегда именно Бог определяет, когда уверует избранный грешник.

И в способе обращения Бог также суверенен. Пуритане учили, что обличение в грехе, знание о том, что грех приносит вину, осквернение, что он отвратителен, и что Бог недоволен этим, должно предшествовать вере, потому что никто не придет к Христу, чтобы обрести спасение от греха, пока не будет знать, от каких грехов его нужно спасти. Это пуританская «подготовка» к вере, часто неверно понимаемая как ограничение доступа к Христу, тогда как на самом деле только она открывает двери доступа к Нему. Обязательно должна быть, говорили пуритане, контриция о своих грехах, в точном средневековом смысле этого слова (т. е., сокрушение о своих грехах и ненависть к ним как к бесчестящим Бога и оскверняющим себя, так что появляется горячее желание быть избавленным от них); в противном случае невозможно по-настоящему, искренне и чистосердечно прийти к Христу за спасением от власти греха, а так же от наказания за него, а евангельский призыв к вере и покаянию требует сделать именно это.

Мудрые проповедники и душепопечители, таким образом, не будут обходить стороной этот необходимый подготовительный процесс, но будут продолжать указывать совести ищущего на греховность его грехов и на глубину его потребности не только быть прощенным, но и быть приведенным к святости, до тех пор, пока они не смогут увидеть, что он действительно разлюбил грех; и тогда они укажут ему на Спасителя. Такова, говорили пуритане, пасторская методика, которую диктует знание того, каким образом Бог действует при обращении. По их мнению, худший совет, который только можно дать ищущему человеку, это сразу сказать, чтобы он не беспокоился о своих грехах и доверился Христу, когда этот человек еще не увидел своей греховности в подробностях и еще не пришел к чистосердечному желанию оставить все греховные пути и обрести святость. Дать такой совет, считали они, прежде, чем сердце отлепится от греха, значит проложить путь для ложного умиротворения и ложных надежд, и тем самым произвести «евангельских лицемеров», а это самое последнее, чего хочет добиться христианский душепопечитель.

Но на протяжении всего процесса подготовки следует признавать свободную Божью суверенность. Бог не обращает взрослых людей без подготовки, подобной описанной выше, но в рамках этого принципа есть большое число вариаций: «Не всем людям Бог сокрушает сердца одинаково». Некоторые обращения, как говорил Гудвин, во всех отношениях внезапны; подготовка происходит за один момент. Некоторые – надолго затянувшиеся, когда проходят годы, прежде чем ищущий находит Христа и обретает мир, как в случае Беньяна. Невозможно установить правило, как долго или как интенсивно Бог будет хлестать каждого грешника бичом обличения. Прежде чем произойдет обращение, обязательно должно быть сокрушение. Процесс действенного призвания будет протекать так быстро, как желает Бог, но не быстрее, и роль душепопечителя, соответственно, это роль акушера, чья задача – смотреть, что происходит, и на каждом этапе оказывать уместную помощь, но который не может ни предсказать, ни, тем более, запланировать, насколько стремительно будут протекать роды.

http://www.propovedi.ru/2008/12

www.mirvboge.ru  

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий