РОЛЬ ДУХОВНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

НЕВШУПА А. М.

 

 

В понятии духовности при всех различиях ее толкования

(атеистами, верующими – представителями разных религиозных

направлений) есть общие, существенные моменты. К ним относятся

требование высокого уровня культуры, интеллекта, наличие

нравственного стержня. У личности, которую мы характеризуем

подобным образом, эти компоненты составляют единое целое.

Мы никогда не отнесем к духовной личности талантливого

ученого, сознательно работающего над созданием оружия

массового уничтожения, не назовем так человека глубоко

разбирающегося в искусстве и одновременно ведущего аморальный

образ жизни, не подойдет под такое определение и верующий

фанатик.

 

Интерес к формированию духовности, дефицит которой

сегодня так остро ощущается, заставляет обратить внимание на

феномен, проявляющийся на уровне массового сознания. В нем

тоже присутствуют и знания, и вера, и мораль. Однако, в такой

форме и в таких переплетениях, которые чаще всего являются

объектами острой критики как со стороны научного, так и

религиозного сознания. Как мне кажется, изучение современного

массового сознания может дать интересный материал для

исследования рассматриваемой сегодня проблемы. Речь идет не о

констатации неграмотности – научной или религиозной,

невежестве массы людей, которые не поднялись до понимания

настоящей науки или религиозной идеи.

 

Не без серьезных оснований в современном мире утвердил

себя взгляд, согласно которому фундаментальные достижения

науки и техники приводят к кризисным явлениям в области этики и

морали, в целом – духовности человека. В то же время религии

свойственно оставаться во все времена его устойчивой

нравственной опорой, облагораживать мир, вносить в него

гуманность.

 

Попробуем в этом плане оценить те реалии, в которых мы

сегодня живем.

Социальным следствием современный прогресс, а также политических

процессов являются технократизм, утилитаризм, расцвет массовой

культуры со всеми ее особенностями, обесценивание человеческой

жизни, жестокость, попирание личного достоинства, культ

материальных благ, силы. Это так. А куда отнести противостояния

внутри церковной жизни,  разжигание ненависти к

представителям других форм богопочитания? Сомнительно

духовное обогащение людей актами причисление к лику святых

Ивана Грозного и Григория Распутина, нравственное очищение

современным требованием о необходимости исповеди

относительно формы супружеских отношений. Конечно, где-то

можно оспаривать авторитетность таких действий и постановлений.

Но они носят масштабный характер, и поэтому их нельзя отнести к

случайным. Без особых усилий можно обнаружить в сегодняшней

религиозной жизни, и не только православной церкви,

проявляющееся нередко в дикой форме подавление личности,

вместо ее духовного воспитания, привлечение ее к церкви

материальными благами и обещанием беспроблемной жизни.

Мы вынуждены констатировать сегодня о падении авторитета

настоящей науки, престижности научно-педагогической

деятельности. Мы можем возмущаться тем, что в науку массово

идут люди, дискредитирующие ее. А в религиозной жизни не

наблюдается та же картина? Не намного ли там меньше докторов

богословия и всевозможных наук, академиков и т.п., и у всех ли за

этим стоит солидная богословская подготовка и образованность,

которая дает возможность осмыслить многообразные проблемы

сегодняшней социальной жизни, вести полноценный диалог с

представителями науки?

 

Мы говорим о том, что современный прогресс вносит аморальность, порождает

бездуховность. А при таком положении дел церковь

не вносит аморальности?

 

Таким образом, в результате взаимодействия факторов

псевдонауки и псевдорелигии формируется некоторая среда,

которую мы называем современной культурой, в которой

осуществляются попытки формировать духовность человека и

общества. Среда, которая впитала в себя искаженность научной

мысли, и в той же мере – религиозной идеи.

Это комбинации несоотносимых представлений, попыток

(пусть неправильных, примитивных, извращенных) использования

религиозных идей, научных представлений, облечение их в

моральную оболочку «средним» человеком для адаптации в

условиях реального мира Мы видим в общественном сознание и его

деятельности – отображение нужды в универсальном знании и

универсальных методах отражения мира. Всевозможные сочетания

религиозных идей и научных догадок, догматов и научных

понятий, целый спектр, где уживаются самые несоотносимые

представления веры и науки, мистико-оккультная их окрашенность –

как некоторая неосознанная попытка отображения полноты

картины того, что невозможно описать исключительно средствами,

которые предоставляет религия, и где не действуют научные

методы. Строгие схемы ортодоксального религиозного мышления и

мышления научного не признают таких решений. А на обыденном

(научно или религиозно неграмотном) уровне то, что звучит как

противоречие, так не рассматривается, и стихийно впитывается как

доступное и вполне понятное. Общественное сознание в контексте

современной культуры и не подозревает того, что проблема

взаимоотношения религии и науки существует, и никакого

неудобства при этом не чувствует. Вещи несоотносимые и

противоречивые – сливаются, взаимодополняются и

взаимообогащаются, приобретая внешне парадоксальные формы.

 

У обыденного сознания есть преимущество перед уровнем

теоретического мышления (религиозным или научным). Оно

свободно от стереотипов оценок, оно более пластично при

восприятии новых явлений, легче впитывает их, утверждает на

практике. Его функционирование дает такие нелепые,

невежественные результаты потому, что оно стихийно опирается на

определенную почву, предоставляемую современными научными и

религиозными концепциями, и связанную с устаревшими, не

вписывающимися в современность идеями. Оно имеет ту ценность,

что выявляет на поверхность противоречия и парадоксы сложных

проблем как науки, так и религии, поясняет, почему и та и другая

формы сознания встречают затруднения при осмыслении и

понимании новых явлений. Чтобы приблизиться к познанию

сущности явлений действительности, которая постоянно меняется,

наука не может также не изменяться, не отказываться от старых

теорий, не переходить к новым парадигмам. Религиозное сознание

также не может сохранять старые формы преподнесения вечных

истин. Какие-то элементы, входящие в религиозный комплекс, себя

изжили, они не помогают сознанию адекватно воспринимать мир,

охватывать его во всей полноте и многообразии, образуют из себя

некоторый тормоз. Это приводит к тому, в частности, что между

появлением новой картины мира и ее богословским осмыслением

сохраняется дистанция, а в настоящее время, когда казалось бы для

развития религии открылись широкие возможности, наблюдаются

повороты вспять. В этом отношении на уровне массового сознания

проявляет себя то, что необходимо изменить, от чего на настоящем

уровне развития цивилизации и культуры надо отказаться.

 

Известны исторические периоды, когда на передний план

общественной и личной жизни выступала религия, были периоды

бурного развития науки, было время, когда заметную роль

начинали играть вневероисповедная мистика и культ, расцветал

оккультизм. И можно увидеть насколько религия обогатила

искусство, стимулировала развитие научного знания.

 

А воинствующий атеизм в нашей стране имел ту ценность, что

указал на слабые места религиозной идеологии.

Бурное развитие науки, усложнение социальной жизни

общества открыло перед религиозным мировоззрением новые

аспекты, требующие богословского анализа. В религиоведческой

литературе, как правило, появление «нетрадиционной»

религиозности на уровне массового сознания объяснялось

кризисными, переломными этапами развития общества, изменением

системы ценностей, невозможностью решить важные проблемы

собственными силами, неуверенностью в завтрашнем дне,

нестабильностью и т.п.

Но не говорит ли это и о другом, о том, что именно на этих

сложных переломных этапах происходят такие события, процессы,

которые возможно оценить только с помощью внешних по

отношению и к науке, и к религии критериев, универсальных

средств исследования, что невозможно зафиксировать и осознать с

помощью исключительно научной или религиозной терминологии?

Известны многочисленные случаи, когда видные ученые,

занимающиеся научной деятельностью, на каком-то этапе

переходят от материалистического мировоззрения на религиозное.

При этом они не бросали научной деятельности. Известные

религиозные деятели и выдающиеся богословы были глубокими

мыслителями и интеллектуалами своего времени. И у тех., и у

других наука и религия не вступала в непреодолимые

противоречия.

 

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий