Социальные воззрения российских протестантов: реалии и критерии служения современному обществу

Ананьев Э.В.

Протестантское понимание основных социальных категорий и понятий нашло современное отражение в документе «Социальная позиция Протестантских Церквей России», принятом Консультативным советом глав Протестантских Церквей России (КС ГПЦР) в 2003 г. Напомним, что этот совет объединил четыре наиболее крупные Протестантские Церкви: Российский Союз Евангельских Христиан-Баптистов (более 1600 поместных церквей и религиозных групп), Российская Церковь Христиан Веры Евангельской (около 1700 поместных церквей и групп), Российский Объединенный союз Христиан Веры Евангельской (около 2500 поместных церквей и групп), Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня (до 1000 поместных церквей и религиозных групп). В качестве наблюдателей на заседаниях Совета регулярно присутствуют представители евангелическо-лютеранских объединений: ЕЛЦ ЕЛКРАС (немецкая традиция) и ЕЛЦ Ингрии (скандинавская традиция). Таким образом, конфессии, объединенные этим советом, включают в себя до 85% всех российских протестантов (по данным КС ГПЦР).

Если католическая социальная доктрина создавалась на протяжении нескольких столетий и впитала в себя весь синтезированный опыт, накопленный Церковью, то «Социальная позиция Протестантских Церквей России» оформилась за достаточно короткий период. Это был необходимый ответ Протестантской Церкви на вызов современного общества. Вместе с тем социальный документ не просто и не только обозначил вехи, позволяющие ориентироваться во взаимоотношениях с современными общественными институтами, как, например, «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», обобщившие принципы отношения Церкви к насущным проблемам в разных сферах человеческой деятельности, но и сформулировал «понимание Церквами характера их отношений между собой, с другими религиозными организациями, а также с гражданским обществом, государством и мировым сообществом». Эту мысль . солидарно развивают епископ РЦ ХВЕ П.А. Бак* и епископ ЕХБ Ю.К. Сипко (см.: В.1 — с. 103).

Здесь мы постарались показать, что «Социальная позиция Протестантских Церквей России» не только декларирует идеологию отношений между Церковью и общественными институтами, но и выстраивает конкретную структуру, план реализации отношений с обществом.

Если «Компендиум социального учения Католической Церкви», как свидетельствует последовательность рассматриваемых в нем тем, считает самыми насущными вопросами «Божий замысел любви о человечестве» и «миссию Католической Церкви», то социальный документ протестантов выстраивает приоритеты следующим образом: человек, семья, Церковь, общество, государство, мировое сообщество.

Есть особенность и в определении адресата «Социальной позиции Протестантских Церквей России». Если католический компендиум адресован ко всем «людям доброй воли», «которые стремятся служить общему благу», а социальная концепция РПЦ обращена «к нуждам Полноты Русской Православной Церкви… на канонической территории Московского Патриархата и за пределами таковой», то социальный документ протестантов обращен в первую очередь к последователям евангельских церквей, а во вторую — к так называемому русскому миру (к которому относятся обладатели российской ментальности). Вместе с тем в центре внимания протестантского социального документа не нация, не умма (община) как общность людей, исповедующих данное воззрение, а конкретно определенная личность.

В Документе сказано: «…в центре всего находится человек — образ и подобие Божие — со своими способностями, правами и ответственностью, достоинством, нуждами и заботами». Именно поэтому первая глава «Социальной позиции…» посвящена основам вероучения. Развивая эту мысль, епископ ЕХБ Ю.К. Сипко отмечает: «Адресатом принятой в 2003 г. Социальной позиции Протестантских Церквей России является российское общество. Вместе с тем, подчеркну, что в центре социальных воззрений протестантов находится конкретная личность, человек». Полное единство взгляда в определении роли человека выражает глава Генерального синода Евангелическо-Лютеранской Церкви В.С. Пудов: «Безусловно, в лютеранстве понятие “личность” занимает главное место в сотериологическом плане. Ведь Иисус Христос — это личность. Спасение человека, его наказание относится только к конкретной личности. Основа Церкви — община, куда входят тоже отдельные личности»*.

Социальная позиция Протестантских Церквей России довольно четко определяет, раскрывает основные положения государственно-протестантских отношений, считающихся значимыми с точки зрения протестантской доктрины. Мы рассмотрим, на наш взгляд, наиболее существенные из них, как то: нация, государство, нравственность, личность, труд.

Отношение протестантской доктрины к понятию «нация» рассматривалось: Н.В. Ревуненковой, В.А. Бурнаковым, Р. Уорреном, У. Экманом, Д. Принсом и др.

Как было отмечено выше, основные конфессии, представленные в России, в том числе и Протестантские Церкви, определяют нацию в рамках социологических подходов (социал-детерминистских позиций и установок). Вместе с тем согласно ч. 1. ст. 26 Конституции России никто не может быть принужден к определению и указанию своей нации, что означает свободу выбора национальности и гарантию равных прав и свобод независимо от выбора своей национальности. Социальная позиция протестантских церквей России сочетает в себе эти два принципа.

Протестантская Церковь межнациональна, что также подчеркивают С.В. Ряховский и П.А. Бак (см.: В.2 — с. 103).

Напомним, что социальная доктрина РПЦ отстаивает культурно-идеологическую ориентацию на «русскую православную цивилизацию», что обосновал, будучи одним из авторов Основ социальной концепции Святейший Патриарх Кирилл: «Действительно, члены Древней Церкви сознавали себя прежде всего гражданами «Небесного отечества». Но ведь они не забывали и о земной родине».

Социальная позиция протестантов видит своей целью не идеологию, а защиту личностных прав и свобод. Отсюда, как следствие, социальная доктрина подчеркивает свою «межнациональность», а не «наднациональность». Прослеживается явный уклон в сторону персонализма: «…было бы великим заблуждением полагать, будто какая-либо страна пользуется особым расположением Бога, потому что ее народ исповедует ту или иную религию».

Данный подход объясним с точки зрения богословия протестантов. Пятидесятнический пастор и проповедник У. Экман писал: «Будучи созданным Богом по Его образу, человек получил в свое распоряжение неслыханные ресурсы. Прежде всего, он более похож на Бога, чем все остальное творение. Он — венец и господин всего творения, а не конечная стадия случайного развития. Человек ниже Бога, но выше всего творения. Он поставлен Богом управлять Его творением, царствовать над ним и быть Его соработником».

Нет в протестантской теологической доктрине и понятия «каноническая территория». Епископ ЕХБ Юрий Кириллович Сипко считает: «Каноническая территория — категория, которая не была знакома первоапостольской Церкви, она появилась относительно недавно и сформулировала в себе претензию на сферу влияния и собственную исключительную власть. Безусловно, действие подобного принципа парализует евангельскую миссию, сосредотачивая ее в узко-монастырском пространстве». Такой же точки зрения придерживается В.С. Пудов.

Мы можем сделать вывод, что для протестантов, как и для католиков, понятие «нация» вторично по отношению к «личности», в отличие от точки зрения иудаистов и РПЦ, в социальных документах которых очевиден примат общего над индивидуальным. Вместе с тем особенностью «Социальной позиции Протестантских Церквей России» можно считать их межнациональность, выраженную в декларировании защиты личностных прав и свобод человека.

Сущность государства, с точки зрения протестантского богословия, была представлена родоначальниками Реформации М. Лютером, Ж. Кальвином, изучено достаточно подробно, в том числе В.Г. Павловым , И.Г. Каргиной, С.Б. Филатовым, и др.  

В рамках все тех же философско-политологических подходов определяют государство, при этом все же оговаривают, что оно есть Божие установление и подчеркивают уважительное к нему отношение. Догматическое обоснование данного постулата строится на Священном Писании. В частности, в послании к Римлянам приводятся слова апостола Павла: «всякая душа да будет покорна высшим властям» (13: 1).

В отличие от социальных документов иных конфессий (в частности, РПЦ или Католической Церкви), документ Протестантских Церквей не декларирует возможности участия в акциях гражданского неповиновения (см.: В.4 [С.Р.] — с. 104).

В отличие от православной социальной доктрины, которая под идеальной формой правления государства понимает монархию, протестантизм подчеркивает с некоторыми оговорками свою приверженность демократическим принципам (см.: В.5 [П.Б., С.Р., Ю.С.] — с. 105–106; [В.П.] — с. 111). В Библии говорится: «Ибо Господь — судия наш, Господь — законодатель наш, Господь — царь наш; Он спасет нас» (Ис. 33: 22). На этом месте Священного Писания, как указывает В.В. Аванесян, основывается принцип разделения властей, который был впервые озвучен английским философом Д. Локком и французским просветителем, правоведом  и философом Ш.Л. Монтескье.

В вопросе взаимоотношений общества и государства в протестантских построениях очевиден приоритет общества. Данный подход определен теологическими установками, выраженными еще М. Лютером. В своем трактате «О светской власти» родоначальник протестантизма писал: «Над душой Бог не может и не хочет позволить властвовать никому, кроме себя Самого. Поэтому, если светская власть осмеливается диктовать законы душам, она грубо вмешивается в Правление Господа, соблазняет и портит души».

В протестантской социальной доктрине предписывается в качестве основной функции государства «…охранять права граждан, независимо от их взглядов на жизнь и отношения к религии». Само государство рассматривается с точки зрения социальной и правовой.

В современной отечественной обществоведческой мысли исходным принципом правового государства является приоритет личности, признание ее достоинства как ценности. Реализация этого принципа осуществляется благодаря таким компонентам правовой государственности, как верховенство законов и в первую очередь конституции. С политологической точки зрения, функция государства сводится к обслуживанию потребностей саморегулирующегося гражданского общества. По отношению к гражданам в нем применяется принцип «разрешено все, что не запрещено законом». По отношению к государственной власти — «запрещено все, что не разрешено законом».

Социальное государство, которое ориентируется на обеспечение каждому гражданину достойных условий существования посредством современной социальной политики, является стадией развития правового государства в условиях относительно стабильной и развитой экономики. «Социальная позиция Протестантских Церквей России» полностью разделяя данные принципы, указывает: «Права и свободы человека — право на жизнь, свобода слова, печати, собраний, свобода предпринимательства, неприкосновенность частной жизни и жилища, право собственности, семейное право, равенство перед законом, свобода совести и вероисповедания и др. — должны гарантироваться и защищаться государством».

Таким образом, в отличие от «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», которые к функциям государства относят «противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение и ограничение», социальная доктрина протестантских церквей России» возлагает на государство функцию по защите основных прав и свобод человека.

Подводя краткий итог, отметим, что анализируемый документ декларирует принцип сотрудничества с государством как социальным партнером, максимально учитывая тезаурус современной секулярной картины мира, аккуратно вплетая/вписывая в его объем традиционные для протестантов понятия и категории. С точки зрения Протестантской Церкви, государство вторично по отношению к обществу. Предназначение государства протестанты видят в выполнении заказа общества по защите интересов отдельной личности. Протестантские Церкви признают и почитают любое устройство государства, как установленное Богом, подчеркивая вместе с тем, что идеальной формы правления не существует, но наиболее близкой к таковой является республика с демократической формой правления, с консервативным взглядом на поддержание нравственных ценностей.

Журнал Государство, религия, Церковь в России и за рубежом   №3, 2010

www.mirvboge.ru   

Добавить комментарий