Библия: долгий спор с наукой по эволюции


Кен Боа и Лэрри Муди

Всякий, кто верит в Библию, принимает за факт существование Бога как Творца вселенной. Но в то время как евангелисты соглашаются в том, кто является Творцом, они не соглашаются в том, как произошло сотворение. Многие верят, что Земля молодая планета и что шесть дней творения в 1 главе Бытия на самом деле являются 24-часовыми сутками. Другие верят, что это дни в переносном смысле, и что Бог вмешивался напрямую в эволюционный процесс на различных его этапах.

Здесь мы не пытаемся решить, кто прав, но решаем, как нужно разбираться с вопросом эволюции, когда нехристианин приводит его как возражение против существования Бога или против достоверности описания сотворения в 1 главе Бытия. Вам следует разобраться с этим вопросом как можно быстрее, чтобы он не стал препятствием в обсуждении темы Бога или Библии. Преодолейте искушение пытаться доказать слишком много сразу. Вы можете верить, что земля молода, но более важным вопросом на этом этапе будет противопоставление нетеистической эволюции и Божьего сотворения вселенной (независимо от средства и времени, которые Он использовал).

Нетеистическая эволюционная модель предполагает, что неживые системы произвели жизнь с помощью времени и случая, и что микро эволюция (небольшие изменения) приводят к макро эволюции (большие изменения, как в теории превращения микроба в человека). Как мы уже сказали раньше, философская проблема этой модели состоит в том, что она делает следствия (такие как сложность, жизнь, разум, личность) большими, чем причины (беспорядочность, безжизненность, случайные взаимодействия и мутации и безличные события).

Существуют также научные проблемы с нетеистической эволюцией. Она не предлагает никакого действенного механизма, который бы смог рассчитать появление первой живой клетки, не говоря уже о такой сложной формации, как человеческий мозг.

Химические производные первой живой клетки должны были происходить в такой последовательности: (1) Беспорядочные атомы должны выстроиться в аминокислоты. (2) Эти аминокислоты должны соединиться в цепи (полипептиды). (3) Эти цепи должны стать очень длинными (сотни аминокислот) и они должны стать в особом порядке, так как существуют 20 видов аминокислот. Таким образом, получится простая молекула протеина. (4) Должны быть произведены более сложные протеины. (5) Очень длинная и очень высоко упорядоченная молекула ДНК должна сформироваться и сохраняться. (6) Должна быть создана невероятно сложная химическая фабрика, а потом завершена особыми протеиновыми составляющими, энзимами, ДНК и РНК, рибосомами, клеточными перегородками, и т.д. Эта одна отдельная клетка сможет сама себя воспроизводить и продолжать выполнять все жизненные функции.

Без рационального упорядочивающего фактора, любая, кроме первой, из приведенных ступеней, может произойти в случае не меньшем, чем статистическое чудо, даже при самых идеальных обстоятельствах. Многие люди спорят, что даже самые невероятные события могут стать вероятными, если дать на это достаточно времени. Это звучит приемлемо только до тех пор, пока не используются конкретные цифры. Давайте разберем аргумент Бернарда Шоу, который говорил, что если миллион обезьян будут долгое время беспрерывно печатать на миллионе пишущих машинок, одна из них в итоге отстучит пьесу Шекспира. Предположим, что один миллион обезьян печатают 24 часа в сутки со скоростью 100 слов в минуту на машинках с 40 клавишами. Если в пьесе в каждом слове по четыре буквы, то первое слово будет напечатано одной из обезьян через 12 секунд. Однако потребуется около пяти дней, чтобы получить первые два слова (восемь букв) на одной машинке. Сколько же потребуется времени, чтобы появились первые четыре слова? Около 100 миллионов лет! Никто даже представить не может количество времени, которое потребуется для того, чтобы напечатать первую сцену.

Начиная с первого этапа, многие эволюционисты предполагают наличие первобытной земной атмосферы, в которой не было кислорода, так что могли образовываться аминокислоты. Однако та самая атмосфера, которая могла их производить, сама же их немедленно бы разрушала (из-за проникновения ультрафиолетовых лучей через такую бескислородную атмосферу), если только не было особой защиты. Придется умножать безосновательные предположения, чтобы преодолеть эту проблему.

На следующем уровне, давайте предположим идеальную окружающую среду с первобытным «супом», полным аминокислот и необходимых катализаторов, с нужной температурой и влажностью. Некоторые считают, что при таких благоприятных условиях шансы для получения дипептидов (двух аминокислот, соединенных вместе) будут составлять примерно 1 к 100. Но шансы трипептидовых образований будут уже 1 к 10.000. Для получения полипептидов, состоящих лишь из 10 аминокислот, вероятность будет составлять 1 из 100.000.000.000.000.000.000 (100 квинтиллионов). Однако протеины самых простейших живых организмов в среднем имеют цепи, состоящие, по крайней мере, из 400 аминокислот. Чтобы сделать ситуацию еще хуже, все протеины состоят из аминокислот, которые имеют исключительно левостороннюю молекулярную ориентацию. Левосторонние и правосторонние аминокислоты являются зеркальными отображениями друг друга, и шансы их формирования примерно равны. И хотя оба вида аминокислот могут соединяться друг с другом, первые живые системы должны были быть образованы исключительно из левосторонних компонентов. Некоторые ученые призывают здесь на помощь естественный отбор, но он действует только в тех системах, которые уже воспроизводят себе подобных. Без упорядочивающего мыслящего фактора мы можем объяснять этот удивительный феномен только случайностью. Для цепи из 400 левосторонних аминокислот шансы будут примерно равны случаю, когда, брошенная вверх монета 400 раз подряд падает на решку. Вероятность такого случая примерно равна 1 из 10120 (единица, за которой следуют 120 нулей). И все это относится к одной молекуле протеина, а для первой живой системы потребовались сотни подобных молекул.

Ни одна из приведенных выше точек зрения не рассматривает тот факт, что 20 типов аминокислот действуют как буквы в алфавите, они должны соединяться друг с другом в определенной смысловой последовательности, чтобы образовать протеин, годный к употреблению. Беспорядочное соединение аминокислот было бы совершенно бесполезным.

ДНК еще более сложна, чем любая из аминокислот. Она также построена из высокоорганизованного алфавита. Буквы — это молекулы, которые называются нуклеотидами. Клетка содержит цепь, которая состоит примерно из 3 миллионов пар нуклеотидов (каждый ген содержит примерно 1.200 пар нуклеотидов). Порядок, в котором расположены эти нуклеотиды или основания, критически важен, потому что каждая тройка оснований на протяжении этой огромной цепи является словом. Каждое слово обозначает одну из 20 видов аминокислот. Используя эти слова, ДНК может буквально создать любой протеин, который нужен клетке.

Время, которое потребуется для синтезирования даже одного гена (параграфа таких слов), было подсчитано некоторыми учеными при использовании абсурдно щедрых допущений. Возьмем вариации к хорошо известной иллюстрации и предположим, что птица прилетает один раз в миллион лет и забирает по одному атому с камня, величиной с солнечную систему. Количество времени, которое потребуется для того, чтобы камень был изношен на нет, будет ничтожно малым по сравнению со временем, которое потребуется для создания полезного гена, даже при наличии всех химических свойств и идеальной окружающей среды. К тому времени обезьянки Бернарда Шоу уже давным-давно отстучат слова Шекспира!

Но все это просто не может сравниться с намного большей сложностью живой клетки. Даже самая простая живая система потребовала бы тщательно разработанной закодированной информации роста, воспроизводства, стабилизации, адаптации, реакции на окружающую среду и обмена веществ. Однако, эволюционисты требуют спонтанного порождения жизни через химические реакции, потому что они думают, что любая другая возможность была бы чудом. На самом деле, избежать чуда все равно не удастся. Единственный вопрос состоит в том, появилась ли жизнь из первобытного «супа», или от живого Бога.

В дополнение ко всему, ни одна из приведенных выше теорий не рассматривает тот факт, что любая химическая реакция, в результате которой из аминокислот образуется жизнь, обратима. Это значит, что когда бы ни была достигнута наивысшая форма сложности, она будет нестабильна по сравнению с окружающей средой и легко может распасться на составляющие компоненты. Полипептидная связь, состоящая из четырех аминокислот, может легко распасться на четыре отдельных аминокислоты.

Мы упомянули второй закон термодинамики в связи с возрастом вселенной. Этот самый основной закон говорит о том, что все естественные процессы увеличивают общее количество энтропии (беспорядка) и общую потерю полезной энергии. Любая система, предоставленная сама себе, будет разлагаться и вырождаться. Свободная энергия солнца может вызвать небольшое увеличение сложности, но число распада вскоре становится сопоставимым с числом наращивания. Единственный способ построить такие сложные структуры как протеин — это иметь уже существующую машину, которая может превращать «сырую» энергию в более высоко организованную форму. Солнечной энергии может быть в избытке, но она бесполезна для создания комплексных систем, за исключением тех случаев, когда эти системы уже существуют. Жизнь происходит только из жизни, сложность только из сложности. Вера в первоначальное, спонтанное происхождение жизни идет против всего опыта и всего очевидного.

Кто-то сказал, что «телеология — это дама, без которой не может жить ни один биолог; однако он очень стесняется показаться с ней на людях». Любое устройство нуждается в устроителе, а это именно то, чего не хватает в нетеистической эволюции.

Конечно, вопрос эволюции ведет за собой другие вопросы, такие как мутации и естественный отбор, сравнительная анатомия, находки окаменелостей, ископаемые люди. Все это не простые вопросы, но мы пытаемся сказать о существовании Бога то, что безличный механизм эволюции сам по себе не породит жизнь или личность. Руководил ли Бог или нет какими-либо эволюционными процессами — это совершенно другая тема, которую не следует затрагивать, чтобы ответить на этот вопрос.

 

Кен Боа и Лэрри Муди, «Я рад, что вы меня спросили» Исчерпывающие ответы на трудные вопросы о христианстве»

Газета Протестант,ру

Добавить комментарий