Реформация как универсалия культуры: перекличка эпох и поколений


Жукоцкий В.Д., Жукоцкая З.Р.

 

Большое видится на расстоянии. Нельзя постигнуть суть той или иной культурной эпохи, находясь внутри нее, пока она не закончилась. И лишь по мере удаления от нее открываются скрытые до поры контуры и очертания этого грандиозного сооружения. Именно такой предстает перед нами Реформация как универсалия культуры.  Впрочем, этот тезис находится к нам в двух разных отношениях. Во-первых, он сам по себе еще должен быть доказан: действительно ли Реформация представляет собой универсалию культуры, неотъемлемый элемент в культурной эволюции? Во-вторых, этот тезис выступает решающим инструментом анализа русской культуры 20 века, и в этом качестве он порождает массу ассоциаций с аналогичными явлениями европейской культуры — самых разных эпох и поколений.

Реформация: конкретное и всеобщее, внутреннее и внешнее. В историю культуры Реформация вошла как конкретное общественно-политическое и религиозное движение в Западной и Центральной Европе XVI века. Раскол в католической церкви придал этому общественному движению подчеркнуто религиозную форму, но эта форма, при всей ее значимости, не должна скрывать от нас гораздо большее содержание, касающееся всей целостности общественного мироустройства. Европа встала на долгий и мучительный путь расставания с патриархальной оболочкой, этим коконом европейской христианской культуры. Протестантский дух становится знаменем медленного вхождения в эру тотальной капитализации (социализации) сознания и всей системы общественных отношений. Он явно выходит за рамки церковной организации и проникает повсюду, включая католицизм и православие, если не в их церковной, то, во всяком случае, в цивилизационной ипостаси.

Таким образом, сам масштаб этого культурно-исторического события указывает на Реформацию как универсалию культуры. Но, может быть, только европейской культуры или даже западноевропейской, а может быть, только христианской культуры? Насколько применима эта категория к другим культурам и религиям, если она претендует на универсальность? Анализ практически любой исторической формы религии-культуры, будь то Древняя Индия, Китай или Ближний Восток, показывает присутствие в них реформационных движений, ставящих своей целью обновление, путем возврата к истоку, укоренившихся религиозных и культурных форм. И только в случае решительной неудачи этих движений на смену старым религиям приходили другие, но с теми же реформационными функциями. Следы реформационных движений мы находим в исламе, иудаизме, индуизме, даосизме, конфуцианстве. И это достаточное основание для углубления в тему, которая раскрывается во всей полноте именно на европейской почве, и именно в связи с христианством.

Анализируя европейскую Реформацию мы заранее исходим из определенной гипотезы относительно России. Действительно, Россия, как и восточное христианство в целом, не переживала выраженных эпох Ренессанса и Реформации, да и последовавшая за ними эпоха Просвещения носила явно смягченный характер заимствования и внешнего влияния. Все это наводит на мысль: универсалии Ренессанса — Реформации — Просвещения, возникающие как естественная культурно-историческая реакция на тотальную догматизацию и позитивизацию христианской веры и образа жизни западноевропейцев, должны были иметь свои специфические, возможно, скрытые формы проявления и в восточном христианстве, и, в особенности, в русском православии. Это значит, что наряду с внешними влияниями этих эпох должна быть обнаружена внутренняя логика тех же культурно-исторических процессов. Именно эта логика должна привести нас и к русской революции, и к последовавшей за ней исторически устойчивой культуре эпохи советизма. И первое, и второе должно быть описано в категориях выявленных и проиллюстрированных универсалий эволюционного развития европейской культуры.

Быть может, самое загадочное в европейской Реформации то, что она, будучи подчеркнуто религиозным и даже фанатично религиозным движением, имела своей предпосылкой Ренессанс, замысловатую диалектику светского и христианского гуманизма, а своим историческим результатом — грандиозную по своим масштабам и необратимости эпоху Просвещения, настоящую духовную революцию в светской культуре, поднявшейся на небывалую высоту благодаря бурному развитию философии, науки, искусства и светской морали. Каким образом противоположные и даже антагонистичные сферы духовной культуры вступили в столь плодотворное взаимодействие, изменившее облик европейской цивилизации, остается загадкой.

Ведь здесь важна не только фактология событий, но и сам алгоритм культурно-исторического процесса, отрывающий от пуповины христианской догматики новый, самостоятельно развивающийся плод светской культуры. В конечном счете, с этим событием европейской Реформации связывается развитие буржуазных и социалистических отношений в экономике и политике, становление новейших принципов и практик либеральной и социальной демократий, глобальный выход европейской и мировой цивилизации из состояния феодальной патриархальности в современность. Такова известная концепция Макса Вебера о протестантской этике, сумевшей обуздать и направить неукротимый и дикий «дух капитализма» в созидающее русло накопления и развития человеческого богатства.

 

Жукоцкий В.Д., Жукоцкая З.Р. Русская Реформация ХХ века: статьи по культурософии советизма. — М.: Новый хронограф, 2008, с. 4-52

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий