Европа мыслящая против Европы либеральной


«Свободная Европа»

Александр Дугин, философ

Так сложилось, что в последнее время было два интересных и резонирующих друг с другом события в моей жизни – это встреча с послом Евросоюза в России и высокопоставленными представителями ОБСЕ.

Мы обсуждали вопросы Евразийского союза, и представители Европы пригласили меня рассказать о том, что я думаю по поводу Евразийского союза, как это будет сказываться на отношениях с Европой. Было удивительно, что мы говорили о философских вещах, мы говорили об одной Европе.

Европа, представленная своим послом, представленная своими полномочными представителями из ОБСЕ, мыслит мир следующим образом: европейское сообщество является пиком мировой цивилизации. А идеология прав человека – универсальной. Нормы либерализма и свободы являются единственной целью развития. И, соответственно, никакого другого пути, кроме европейского или западного, шире, ни у одного общества, ни у одной цивилизации нет. Все остальные цивилизации являются некоторым запаздыванием на этом западном пути.

Т. е. идея открытого общества, целенаправленного движения истории к модели мультикультурализма, толерантности, прав человека, регистрации гомосексуальных браков или, как в Бразилии, семьи больше чем из двух человек – легализация шведской семьи юридическая. И, соответственно, замена понятий «мать» и «отец» в определении семьи на понятия «родитель № 1», «родитель № 2».

Всё это рассматривается ими самым серьёзным образом как триумф человеческого духа, без альтернативы. Вот это – Европа-1. Эта Европа представлена на Валдайском клубе, к этой Европе нас призывают наши модернизаторы, либералы. И действительно на уровне самосознания. Если наши либералы подчас стесняются называть вещи своими именами, то европейцам стесняться нечего.

Они говорят с позиции, как они считают, цивилизационного превосходства с нами – евразийцами и объясняют, что у вас, друзья, путь лежит в тоталитаризм, т. е. в отставание, национализм, коррупцию, в повторение того, что мы, европейцы, уже прошли, от чего мы отказались, что мы преодолели. Теперь идём к светлому будущему, к концу истории, который уже наступил или вот-вот наступит. Вот либеральная повестка дня: прогресс, права человека, Запад как идеал.

Затем я был в Италии и во Франции. И я увидел в одно и то же время две Европы: Европа-1 и Европа-2. Европа, верящая в безальтернативность своего триумфального пути в истории, где все проблемы видятся как только технические, а нам предлагается следовать за этим. И другая Европа – Европа настоящая, итальянская, французская, читающая, мыслящая, интеллектуальная, политически ангажированная.

Представители правых и левых, неопредёленных кругов, представители духовных течений, которые ищут идентичности, – это Европа, которая рассматривает нынешний статус-кво и доминацию либерального дискурса как катастрофу, как предательство европейской традиции. Которая рассматривает крах семьи, крах традиционных социальных институтов, идеологии толерантности и мультикультурализма как абсолютно неприемлемые деструктивные катастрофические процессы, которые уничтожают ядро Европы, которые превращают Европу в проходной двор для представителей самых разнообразных обществ, которым даже не предлагается стать европейцами.

Их оставляют, как они есть. Постепенно те утрачивают и свою культурную идентичность, и не принимают европейскую. В результате создаётся некий хаотический конгломерат, управляемый отделённой от народа либеральной тоталитарной верхушкой, которая получает огромные дивиденды от эксплуатации этой совершенно противоестественной, болезненной, потерявшей своё собственное место в истории системы.

И в поисках альтернативы вторая Европа обращается к исламу. Я видел несколько десятков чистокровных итальянцев из прекрасных семей, из лучших аристократических родов и многих французов из высшего общества, которые приняли ислам из ненависти к этой Европе-1, из ненависти к правам человека, к этой идеологии, которая ставит крест на тех высоких духовных, культурных, религиозных ценностях, которыми Европа жила в течение всей своей истории.

Таким образом, существуют две Европы. Европа-1, представленная официозом, представительской бюрократией, у которой все отлично, все замечательно. И существует другая Европа, которая присутствует тут же, в этой Европе-1, а не где-то за ее пределами. Которая говорит: «Прекратите эту катастрофу. Давайте искать пути спасения где угодно: в духовных культах Востока, в Азии. Мы это больше терпеть не можем. Ещё немного, и мы окончательно низвергнемся в бездну».

Другая Европа, которая имеет свои представительства – интеллектуальные, культурные, свои журналы, свои блогосферы из правых и левых, просто людей недовольных, и их огромное количество. Так вот: от этой второй Европы к России, к Евразийскому союзу обращено огромное внимание, другое, нежели у представителей Европы-1, Европы официальной.

Европа официальная как бы грозит нам пальцем: «Не двигайтесь в этом направлении, не утверждайте свою цивилизационную идентичность. Если она будет конфликтовать с нашей системой ценностей, то это вам плохо станет. Вы зависите от нас, европейцев, больше. И смотрите, мол, с вашими ценностями доиграетесь. Мы перестанем покупать нефть, ваш газ». Вот что транслирует Европа-1.

А вот что транслирует Европа-2: «Русские, когда же вы нас завоюете? – приблизительно так. – Когда же мы уже избавимся от этих элит, которые эксплуатируют наше общество? Когда эти либеральные фанатики, которые исполняют волю американских господ, исчезнут, наконец?

Европа находится в оккупации. Европа полностью под контролем американских экономических институтов, которые сдерживают наше естественное развитие, которые саботируют продвижение зоны евро, которые постоянно вставляют палки в колеса европейской экономике. Когда же вы освободите нас от американской оккупации в военном ключе, потому что военные американские базы, которые стоят на нашей европейской территории, – это угроза нашей безопасности? Мы в последнюю очередь задумываемся о конфликте с Россией или с Ираном. Нам абсолютно не нужно то, что у нас стоит, это не наша безопасность. И в то же время если американцы своей абсолютно непродуманной, антиевропейской, гегемонистской политикой задумают напасть на Иран или Россию, то в ответ получим мы – европейцы.

Это недопустимо, статус-кво неприемлем. Давайте мы присоединимся в качестве отдельных граждан к вашему Евразийскому союзу». Я говорю: «Постойте, ваша европейская идентичность отдельная. Ваша европейская Европа – это ваше дело. Вы должны строить сильную, независимую, свободную Европу. Мы – другая цивилизация». Говорят: «Да что там другая, если мы переходим в ислам, если мы превратимся уже в конфессионально неопределённое общество.

Удивительная вещь – это запрос не одного–двух–трёх людей. Издаётся в Италии журнал «Евразия», во Франции. Евразийский союз становится темой для этой второй Европы чрезвычайно важной. Конечно, я несколько утрирую, и так, как я описал, говорят представители наиболее осмысленной, наиболее понимающей трагизм европейского положения части. Это крайний случай.

Но даже если не брать этих представителей радикальных кругов, которые хотят присоединиться к Евразийскому союзу, таких я встретил гораздо больше, чем ожидал, намного больше, чем пять–шесть–десять лет назад, в разы. Т. е. это уже тренд, это уже евразийская сеть в Европе. Конечно, есть более умеренные представители, которые хотят европейской Европы.

Мне кажется, что это бы нас устроило. Европа – сильная, свободная, независимая от нас и от них, т. е. от американцев. Свободная Европа немедленно будет нашим союзником и партнёром. Мне кажется, о такой Европе говорил Путин в своём проекте – великой Европе от Лиссабона до Владивостока. Хотя европейские евразийцы хотели бы, чтобы эти слова звучали в том смысле, что мы как-то аннексируем эту зону в общую область своего влияния, где социальные нормы, как они полагают, не так испорчены, не подверглись такой деградации, как в Европе.

Всё это создаёт представление о двух Европах. Я полагаю, что не стоит слишком увлекаться экстремальным проектом в духе Соловьёва или Тютчева, которые предложили объединение Европы под эгидой русского императора.

Но есть умеренные круги, которые хотят видеть Европу европейской, а значит, не американской, и эти круги серьёзные. Это Европа-2, это её остов. И с этой Европой нам надо иметь дело в будущем.

Источник: Russia.ru

vz.ru

Добавить комментарий