Что такое братолюбие


Джон Пейсти

В культурной и общественной жизни древней Греции театр занимал очень важное место. В основе древнегреческого театра были действия трагического и комического характера. Греческие актеры надевали на лицо маски, сменявшиеся в различных ролях; маски с серьезным выражением, иногда даже с суровым, хмурым выражением, и улыбающиеся маски. Благодаря маскам, один и тот же актер играл несколько ролей. Как правило, актерами были мужчины, и все женские роли исполнялись мужчинами. Сцена, декорации, маски и прочая театральная бутафория — все это использовалось для того, чтобы выразить какую-то мысль или идею, для того, чтобы передать замысел драматурга.

Греческое слово «гипокритис», что значит актер, довольно часто встречается на страницах Библии, и в русском тексте переведено словом «лицемер». На минуточку задумайтесь над значением этого слова. В словаре мы находим, что слово «лицемер» состоит из двух слов: из существительного «лицо» и глагола «мерить», или «менять». Лицемер — это человек, который меняет лица или надевает разные маски. Мне кажется, что большинство христиан не могут похвалиться богатым опытом в том, что касается театральных представлений, и, тем не менее, у меня сложилось впечатление, что многие знают, что значит надеть маску или играть роль.

А что вы можете сказать о себе, хороший ли вы актер, хорошая ли вы актриса? Если взять меня, то мне кажется, что временами я довольно неплохой актер. Я имею в виду, что среди окружающих меня немногие могут определить, что я на самом деле думаю о них, какие у меня чувства по отношению к ним и т.д. Почему? Потому что, как и многие другие, я хорошо освоил актерское искусство и научился менять маски. Я могу надеть свою улыбчивую маску в моменты, когда в душе не чувствую абсолютнейше никакого желания улыбаться. Люди смотрят на меня и думают, что я счастлив и всем доволен, тогда как на самом деле меня одолевают совершенно противоположные эмоции.

Случалось ли что-то подобное с вами? Думаю, что случалось, а порой вы, наверное, сами этого не замечали. Бывает, мы надеваем маску исключительной «духовности». Чаще всего, это унылое, серьезное выражение лица, исключающее улыбку. Мы пользуемся этой, так называемой, «духовной» маской, когда пытаемся обратить внимание окружающих на достигнутый нами уровень духовности, тогда как на самом деле, в жизни, нет и малейших признаков её.

Но что плохого в том, что мы прикрываемся разными масками? Ведь, в конце концов, кому хочется, чтобы люди знали, как мы на самом деле относимся к ним, правда же?! Нам не хочется, чтобы люди знали, каков на самом деле наш духовный уровень. Иначе это было бы просто ужасно. Да, это ужасно, именно поэтому нам следует изменить свое мнение о других, и тогда нам не нужно будет скрывать свои истинные чувства. А может быть, нам следовало бы обратить внимание на наш духовный рост и поставить перед собой цель стремиться к зрелости в нашем следовании за Господом, чтобы нам не было стыдно, что мы так мало выросли, с тех пор как познали Его. Опять-таки, тогда нам не нужны будут маски, мы сможем начать жить честно, ничего не скрывая. Не нужно будет никакого театра, никаких ролей, а просто, с неизменным постоянством, — честное следование за Господом. Возможно ли это, или же это что-то совершенно недостижимое?

В своем I Послании апостол Петр дает немало советов своим читателям. Он призывает их к святой жизни, к послушанию Небесному Отцу, к чистоте. А в 22-ом стихе первой главы он призывает нас к нелицемерному братолюбию и постоянной любви друг ко другу, от чистого сердца. Да, Петр использует слово «лицемер», происхождение которого непосредственно связано с древнегреческим театром. Как вы думаете, понимали ли Петра те, кому было адресовано его первое послание? Еще бы, конечно понимали! «Послушанием истине чрез Духа очистивши души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца…»

Искренняя, нелицемерная братская любовь. В своем Послании к Римлянам апостол Павел использует слово, которое в греческом имеет тот же самый корень, что и слово «лицемер». Апостол Павел пишет: «любовь да будет непритворна…» (12:9). Нередко можно обнаружить у христиан искусственную любовь, поддельную, человеческую, и даже лицемерную. И лицемерие остается незамеченным в окружении хороших, приятных людей. Однако беда в том, что его можно скрыть только среди приятных людей. Иными словами, вам нравятся приятные люди, но когда приходится сталкиваться с людьми, к которым вы не расположены, тогда, вдруг, оказывается, что ваша любовь иссякла.

Человеческой любовью можно обойтись только в тех случаях, когда люди отвечают взаимностью, когда они откликаются на вашу любовь. Однако только любовь Божия, которая изливается в наши сердца Духом Святым, может сделать нас способными любить тех, которых трудно любить, тех, кто не откликается на нашу любовь. Ведь встречаются люди, которые не отвечают на приветствие, не подают руки, которые не расположены к нам. И несмотря на это, мы призваны любить искренне и нелицеприятно. Вы не можете заставить этих людей полюбить вас, фактически, на вас не возлагается эта обязанность, и, тем не менее, вы должны любить их. Это неотъемлемая часть христианской жизни.

Во время одной поездки в Россию мне пришлось испытать боль, силу которой трудно измерить. Я находился среди верующих. Разговаривал с одним братом. В это время к нам подошел другой брат, который хотел поприветствоваться со мной. Брат, с которым я разговаривал, приветствовал подошедшего, но тот повернулся к нему спиной и отошел в сторону, не проронив ни одного слова. Я знаю, что у этих двух братьев есть разногласия, однако нечем оправдать горечь и отсутствие любви между ними, нечем оправдать сцену, свидетелем которой мне пришлось стать.

Но я хочу быть откровенным. Боль, испытанная мною во время этого инцидента была усилена еще и тем, что я вспомнил, как в прошлом у меня были подобные взаимоотношения с моим родным братом по плоти и крови, Николаем. Мы жили в одном доме, спали в одной комнате, но не разговаривали друг с другом. В то время мы были подростками, и эта немая война длилась почти два года. Когда я вспоминаю об этом, мне становится страшно стыдно. Но, слава Господу, Он исполнил наши сердца любовью друг ко другу, и после того, как конфликт был разрешен, для меня Николай стал гораздо ближе, чем кто-либо другой из моих братьев и сестер.

Братья и сестры, апостол Петр обращается ко всем нам. Он говорит о «братолюбии». В греческом, так же, как и в русском, слово «братолюбие» — это сложное слово, состоящее из двух слов, соединенных в одно: из слова «филео», что в греческом обозначает любовь, и слова «адельфос», что значит брат. Соедините эти два слова вместе, и у вас получится слово «Филадельфия», город братолюбия. В первых главах книги Откровение упоминается церковь, которая называлась Филадельфия. И мне хотелось бы знать, подходит ли это название — Филадельфия, или «братолюбие» к вашей церкви? Любовь между братьями и сестрами — можно ли сказать, что это характерно для вашей церкви? Безусловно, мы любим всех членов нашей церкви! Хорошо, а любите ли вы тех, которые являются членами других церквей, ваших братьев и сестер, собирающихся в другой части города? Название их церкви не такое, как название вашей церкви. Любите ли вы их?

Среди семи церквей, перечисленных в книге Откровения, только две церкви из семи, Филадельфийскую и Смирнскую, Господь ни в чем не обличил. И мне всегда хотелось узнать, любили ли верующие Филадельфийской церкви, церкви братолюбия, своих братьев и сестер из таких церквей как Лаодикийская церковь. Любить отступников, самоуверенных бахвалов, постоянно идущих на компромисс? Как можно допустить такую мысль и ожидать, чтобы истинный христианин любил кого-либо из Лаодикийской церкви? Ведь они порочат имя Господне. Возможно, это действительно так.

Но заметили ли вы, что говорит Господь, обращаясь к Лаодикийской церкви? Это коротенькая фраза, которую мы находим в перечне падений лаодикийцев. Иисус говорит: «Кого я люблю, тех обличаю и наказываю…», и после этого Господь предлагает Лаодикийской церкви примириться и восстановить общение. Он говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною…» Иисус любил своих последователей из Лаодикии, несмотря на все их падения и недостатки. И Он искал общения с ними. Да, Он хотел, чтобы они покаялись, исправились, — и все же, Он любил их искренне, нелицемерно. О, если бы мы научились так любить!

Для двух родных братьев по крови совершенно противоестественно не иметь общения друг с другом и не разговаривать, как это было у нас с Николаем. Да, это противоестественно и очень печально. Однако еще в большей степени противоестественно, и еще печальнее, когда два брата во Христе не могут приветствовать друг друга в любви Христовой. Потому что Иисус Христос объединил нас, христиан, в одно тело, в Свое тело, и родственные узы во Христе еще теснее, чем кровные узы. Это неоспоримый факт, но, в таком случае, почему недостает любви между братьями и сестрами во Христе? Почему находится место для лицемерия, масок, актерства?

Дорогие братья и сестры, нам следует склониться на колени и исповедать свой грех — отсутствие любви между братьями. Мы должны попросить Господа, чтобы Он очистил нас от лицемерия, чтобы Он помог нам жить, не надевая масок, и, конечно же, чтобы удалено было ожесточение из наших сердец. Мы живем в удивительные дни, когда перед нами столько возможностей засвидетельствовать неверующим, но если отсутствует любовь между братьями, все наши усилия будут обречены на провал. Иисус сказал, что любовь между верующими будет признаком того, что мы являемся Его последователями. О, может быть, вы скажете, что любите своих братьев во Христе, но проявляете ли вы эту любовь? Знают ли они об этом? Что вы делаете для того, чтобы выразить свою любовь?

Апостол Петр много говорит о любви к братьям, и в 4-ой главе он пишет следующее: «Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов», а затем Петр продолжает: «Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота». В этих стихах мы находим два конкретных и очень практичных совета.

Во-первых, совет покрывать грехи своих братьев, и, во-вторых, совет оказывать гостеприимство.

Можете ли вы припомнить, когда в последний раз вам пришлось покрыть грехи брата или сестры? Вы любили их так сильно, что старались скрыть их грехи от посторонних глаз. Порой нам кажется, что наша прямая обязанность, Богом данная обязанность, — обнажить грехи брата или сестры. Иногда мы делаем это на высоте духовности, например, так: «Мы должны молиться о таком-то брате…» Потом нас спрашивают: «Что случилось?» Мы отвечаем: «Ничего, просто молитесь о нем!» И после этого у других появляются десятки предположений того, что могло случиться с упомянутым нами братом. Мы, христиане, умеем так искусно содействовать распространению сплетни! Но если вы искренно любите брата, вы покроете его грех и не станете обнажать его. Если вы знаете о грехе, поступите, как учит Библия. Пойдите к брату и поговорите с ним наедине.

Второй совет, оказывать гостеприимство, это совет, который Иисус дал Лаодикийской церкви. Окажите гостеприимство, постарайтесь выразить искреннее расположение к брату, который, может быть, и пал. Без колебаний, пригласите на обед, или на чай брата, с которым возникло недоразумение. Но не превращайте вечер в непрерывный спор, пользуясь возможностью лишний раз обвинить и покритиковать. Наоборот, постарайтесь найти общий язык. Постарайтесь рассказать брату, как Господь спас вас, и попросите, чтобы он рассказал о своем обращении к Господу. Слушайте внимательно, будьте откровенны, гостеприимны. Постарайтесь выразить свою любовь.

Проверьте свои сердца. Какие у вас отношения с братьями и сестрами из вашей церкви? Как вы относитесь к верующим из других церквей, из других деноминаций и церковных групп? Да будет ваша любовь к ним нелицемерной.

Да поможет Господь всем нам очистить души наши к нелицемерному братолюбию, да поможет Он нам постоянно любить друг друга от чистого сердца.

hvep.z16.ru

 


 

Добавить комментарий