Фальстарт: протест вернулся туда, откуда вышел на улицу — в Интернет


«Российская газета» — Федеральный выпуск №5952 (279)

Леонид Радзиховский (политолог)

 

От восстания декабристов прошло 35 лет до отмены крепостного права и 92 года до того, как Империя рухнула на головы правнуков декабристов и погребла их.

Сколько времени пройдет с момента стояния «нанодекабристов»-2011 — до момента когда сбудутся их цели?

Странный вопрос. Хотя бы потому, что непонятно — в чем же цели? Просто брызгать желчью, мечтать хором, чтобы Богородица (или «пуськи») «прогнала Путина»? Этому посвятили весь год — и кто-то и дальше готов. Или же они хотят добиться каких-то исполнимых и важных вещей? Но ни к какой политической цели за год на микрон не приблизились. Наоборот. Все тесней сжималось садово-тусовочное кольцо, все дальше от народа, кривая «движения» затухала, сейчас пульс нитевидный… «Болотная мода» прошла, протест вернулся туда, откуда выполз на улицу — в Интернет.

Фальстарт… Чтобы «не сознаться» в этом, приходится рядить голого короля в платье пафосной лжи, одну ложь завертывать в другую… Дурная бесконечность имитаций. Они обвиняют власть (часто — справедливо!) во лжи, нетерпимости к критике, демагогии — а сами проводят «марши лжемиллионов», принимают комично-грозные резолюции, говорят о чем угодно, кроме своих провалов, чванливо делят людей на «рукопожатных» и «совков.» …

По аналогии с «1984» Оруэлла можно назвать принципы «российских демократов». Меньшинство — это большинство. Креатив — это кричалки. Либерализм — это большевизм. Кстати, как раз по поводу «празднования годовщины» был интернет-скандал в декабристском семействе («корпоративном совете», КС оппозиции).

Одни требовали: «Путина — в отставку! И не-ме-для, не-ме-для! Никакой поблажки! Я ждать не люблю!». В общем — «Марш Свободы», последний ультиматум Кремлю. Другие все-таки готовы сжалиться, «и милость к власти призывать» — они требуют чего-то поскромней, скажем, ограничить президента двумя сроками и чтоб судьи взяток не брали (Объясни ли бы заодно, как этого добиться…). Но главный спор, конечно, не о содержании, а о дате «траурного митинга оппозиции» — 8, 9 или 15 декабря. Да, вопрос судьбоносный — «вчера было рано, завтра поздно, промедление смерти подобно». Отсюда — большевистская ярость спорящих, личные оскорбления … В общем, см. классику — «неуместные собрания» у Достоевского и, конечно, «Союз меча и орала», ныне переименованный в этот самый «КС», где есть несколько Полесовых и Кислярских, а все остальные — «Никеши и Влади». На фоне такой «альтернативы» власть всегда выглядит безальтернативной. Но никакого злорадства по поводу «скверного анекдота» я не испытываю. «Над собою смеетесь» … Если бы кроме «окупайоппозиции» было в стране какое-то вменяемое движение, можно было бы с чистой совестью посмеяться над «историческими недотепами» (или просто забыть).

Но — «другой оппозиции у меня для вас нет!». Не считать же «оппозицию подано» в Думе и на ТВ-шоу …

Отсюда вопрос — почему так убого? Традиция! В России всегда бюрократическая власть, монолитная — без открытой конкуренции реальных элитных групп, только драки под ковром. В ХХ веке дважды Система власти ломалась — но оба раза публичная оппозиция только догоняла стремительно падающую башню. Власть разрушалась сама — отставала от «духа Времени», теряла уверенность в себе, сталкивалась с непомерными внешними трудностями (война в 17 году, сепаратизм и полуголод в 89-90-91), начинала метаться, складывалась внутрь — и валилась. «Оппозиция слова» случайно оказывалась у власти, но быстро ее выпускала из растопыренных пальцев. Построить иную — не замкнуто-бюрократическую — систему власти, они и не пытались. Русская матрица: бюрократическая Система в ходе очередного кризиса перезагружается (ценой мгновенного распада Государства) — а потом новые чиновники опять самодержавно царят «на просторах новой Родины». Такие витки исторической спирали.

Что ж — интеллигенция адаптировалась (на то и креатив!) к своему месту в Системе и Истории. Место это — капризных, агрессивных, максималистски резких или льстивых, часто корыстных («оппозиционная рента»), и всегда безответственных, закомплексованных подростков. Развращенных своим абсолютным безвластием при авторитарном «отце». Могут зло зубоскалить «против взрослых», но нет — воли к власти, способности к самоорганизации. Организацию и волю в стране монополизирует бюрократия. У «креативного же класса» — кипит разум возмущенный, и вечно он кипеть готов. А вот переход от остроумного (грубого) стеба к какому-то политическому действию — невозможен, нельзя языком мешки ворочать.

Как сейчас выглядит политическая и идеологическая ситуация в стране? Мнимость «оппозиции» — на фоне тающей популярности власти. «Игра в нулевые суммы» — идет обнуление доверия ко всем политическим (или квазиполитическим) структурам, общее отчуждение — от всех. Общее отсутствие Проекта — у всех. «Чего ни хватишься — ничего нет». И растущее в обществе раздражение против жестокой, наглой несправедливости и лжи вокруг («Тоска смотреть, как мается бедняк и как шутя живется богачу, и знать, что ходу совершенствам нет и видеть мощь у немощи в плену»). У власти все хуже получается перенаправить раздражение на «врагов». Оппозиция помахивает своим «образом врага» — но не может приватизировать злость общества. Раздражение «топором висит в воздухе».

Но я далек от драматических прогнозов. У страны сильнейший иммунитет к любым революциям. Власть признают легитимной, срыва в пропасть нелегитимности никто не хочет. Власть вполне уверена в себе, а улавливая настроения общества, делает определенные шаги в той же борьбе с коррупцией и т.д. Мораль: до избирательного цикла 2016-2018 Система будет непопулярной, но вполне прочной. А вот этот цикл может оказаться для Системы очень сложным. Ну, а фальстарт так фальстартом и останется. Мелкий артефакт Истории.

rg.ru

Добавить комментарий