Либералы в рунете: Рунет как зеркало политических и национальных проблем России


(в 5 частях, часть 4)

Сокращенная версия стенограммы заседания постоянного научного семинара «Трудный путь к нации: проблемы и перспективы национально-гражданской интеграции в России», который состоялся 22 октября 2012 года. В данной стенограмме были представлены первые результаты работы по исследовательскому проекту «Этнополитическая проблематика в российской блогосфере». Участники проекта Сергей Простаков, Сергей Мохов, Егор Поляков и Эмиль Паин (руководитель проекта) представили портреты и лексикон четырех политических субъектов, условно названных «либералы», «националисты», «левые» и «путинисты», охарактеризовали их отношение к власти, РПЦ, национализму, либерализму, советскому прошлому, а также меру и формы их ксенофобии. В обсуждении приняли участие: Игорь Клямкин, Владимир Кржевов, Елена Немировская, Вера Пешкова, Алла Язькова, Евгений Ясин.

Эмиль Паин:

Про либеральное сообщество должен был рассказывать Сергей Федюнин. Его сейчас нет – он за границей. И мне придется прокомментировать то, что сделал мой молодой коллега. Я постараюсь сделать это на основе сравнения либералов с теми двумя группами, о которых мы уже услышали.

Вербальные практики и «кто мы». Это вопрос о том, как каждая группа себя позитивно характеризует. Так вот я должен сказать, что либералов «ВКонтакте» меньше, чем представителей всех других групп, но и количество позитивных самооценок у них тоже самое маленькое. В качестве самоописания либерального интернет-сообщества встречаем: «либералы» «оппозиция», «рукопожатные», а также негативное определение – «Антиселигер». Почему мы взяли этот «Антиселигер»? Потому что это одно из самых характерных самоназваний, его ни с чем не перепутаешь. Ни одна другая группа себя так не называет. Поэтому технологически нам удобно с этим работать. Крайне слабо выражена групповая солидарность. Федюнин считает, что это прежде всего из-за высокого уровня толерантности к «иным», всем несогласным разных взглядов. Я же считаю, что это попытка выдать желаемое за действительное и представить, что у либералов большое количество союзников, чего на самом деле нет. Вербальные практики либералов, строго говоря, тоже ксенофобные. Причем эта ксенофобия отображает стереотипы, распространенные в значительной массе населения. Выражение «Хватит кормить Кавказ!» популярно и у либералов, правда, в другой редакции, чем у националистов. Как правило, в смысле борьбы с коррупцией, поскольку деньги, выделяемые на регион, разворовываются.

Негативная консолидация образом врага. Кто такие «они»? Эта совокупность характеристик оказалась наиболее широкой: 16 устойчивых конструкций. Негативные маркеры отображают дистанцирование от официальной власти («партия жуликов и воров», «сурковская пропаганда», «путемеды», «кремлежулики» и «арЕстократия» (последнее, боюсь, может стать особенно актуальным) до характеристики неинтеллектуальных кругов/электората («быдло», «быдлопатриоты»). Последние конструкции выражают также отношение либералов к русскому национализму. В целом, явно выражено доминирование негативной консолидации либерального сообщества и общая негативная направленность либерального интернет-дискурса.

Цели. У либералов, пожалуй, самые неопределенные цели среди всех групп интернет-сообществ: демократия (без расшифровки, что это такое), правовое государство и судебная реформа (самые популярные цели, опять же мало объясняемые даже для самих себя), европейский путь. Конструктивный проект социального устройства выражен слабо. Еще слабее прописывается путь достижения поставленных целей. Индивидуально многие члены этого сообщества имеют собственные более или менее понятные конструктивные цели: чего «мы» хотим от власти, чего «мы» хотим от себя. Но либеральное сообщество целиком этим совсем не грешит. Не подтвердились наши предположения, что в массовом сегменте Рунета есть хотя бы зачатки конструктивного проекта построения гражданской нации. Бесспорно, в либеральном интернет-сообществе поддерживаются отдельные идеи, связанные с данной концепцией (например, правовое равенство представителей различных этносов, религий и культур), но и здесь отсутствует последовательное представление о развитии гражданских отношений, о преодолении социальной разобщённости. Так, простая и понятная в экспертных кругах идея гражданской нации мертва в социальных обсуждениях.

Исследуемые группы. Мы изучали либеральное сообщество на примере следующих групп, представленных «ВКонтакте»: «Свободные новости. Народ против жуликов и воров» – 179 725 участников; блоги «Эхо Москвы» – 131 900 участников; группа «Республиканская партия России – Партия народной свободы» (РПР-ПАРНАС)– 10 436 участников. Последняя группа избрана нами для анализа, поскольку открыто позиционирует себя как либеральная, нацеленная на распространение идей свободы, демократии, правопорядка. Она активна в регионах и становится все популярней.

Общая плотность сообщений. Опять же лидируют «Свободные новости». И в последнее время РПР-ПАРНАС бурно и активно выступает. Самые низкие столбики по идеологии и обсуждению «ВКонтакте» как раз характеризуют либералов, которые, казалось бы, и должны быть весьма активными в обсуждении идеологических вопросов. Новости также занимают обширное пространство. Организационные вопросы только у РПР-ПАРНАС занимают относительно значительное место. Большая группа «Эхо Москвы» почти не обсуждает организационные вопросы, разве что конкретные обстоятельства сбора на конкретный митинг.

Отношение к власти. Мой молодой коллега пишет, что либеральное интернет-сообщество не очень активный оппонент власти. Я, честно говоря, не понимаю это.

Сергей Простаков:

Он имел в виду, что они не очень активные уличные оппоненты власти, что больше пишут в Интернете, чем выходят на улицы.

Эмиль Паин:

Но мы же изучаем дискурсивные основания критики власти, режима, а эта критика и в еще большей мере критика личности Путина в изобилии присутствуют в текстах либерального течения.

Отношение к «рассерженным горожанам» крайне позитивное. По сути дела, единственное позитивное в Интернете. Очень эффектные видеоролики и картинки придумывают по поводу того, что рассерженные горожане – это единственный креативный класс, надежда на преобразования и т. д.

Отношение к РПЦ резко негативное за вмешательство в политику, клерикализацию, коррупцию внутри церкви. Эти аспекты раскручиваются больше всего именно в либеральных медиа.

Ксенофобия. Не выражена как рациональное направление. Однако наблюдается в вопросах, связанных с проблемой Кавказа. В основном как своеобразная форма критики коррупции, когда говорят, что «они» на Кавказе более коррумпированы, чем «мы» в остальной России. И, как я уже говорил, полное отсутствие конструктивного проекта гражданской нации и решения межкультурных противоречий.

Отношение к русскому национализму. Наблюдается идеологический раскол среди либералов. Существует два подхода. Первый подход: решительное «нет» национализму, который понимается только как этнический. Национальные проблемы могут быть решены всего лишь при соблюдении принципа формального равенства путем изменения политико-правового режима. Вот изменим режим, устраним коррумпированную власть – и отпадут все национальные проблемы. В этом смысле, пример современной Америки и других стран Запада просто разбивает в клочья эту аргументацию, не оставляет и следа от ее основы. Что же такое получается: уже есть страны, в которых правовые институты и уровень правового сознания настолько велик, что России и через 100 лет такого не достичь, а ксенофобия в них все же растет? Второй подход: необходимо объединить идеи адекватного русского национализма с либеральным мировоззрением. При внешней логичности такой постановки вопроса те, кто выступает за это, реально синтезом не занимаются. Они просто отказываются от важных принципов либерализма и берут фрагменты вульгарного этнического национализма, поддерживая фактически мигрантофобию и кавказофобию. Проблема гражданской нации людьми, которые выступают за соединение национализма и либерализма, абсолютно не осмыслена. В этом отношении ближе к национал-либерализму крошечная группа, которую возглавляет Илья Лазаренко. Она сформировалась в среде откровенных русских националистов, которые в последнее время позиционируют себя как националистов прозападного и либерального толка. Они признают приоритет демократических свобод и политической конкуренции, выступают за то, что этнические русские заслужили право стать частью цивилизованного мира. Но реально эта группа не влиятельна и очень мала.

Уровень самоорганизации в либеральной среде очень невысокий. Еще раз говорю, что все вопросы формирования нации рассматриваются не как стратегическая проблема самоорганизации, а как проблема организации отдельных локальных акций, каких-то частных проектов. Вопросы фундаментальной самоорганизации и принятия на вооружение тактики, уже опробованной в группах левых и националистов (не затрагивать темы, раскалывающее движение, и сосредоточиться на том, что объединяет его), даже не поднимаются в обсуждениях. Кстати, степень реального идеологического различия, заметного и в дискурсивных практиках, в среде националистов куда выше, чем внутри либерального течения. Но националисты принимают для себя решение запрета обсуждения в дискуссиях всего того, что их разъединяет. И, наоборот, они обсуждают все то, что их объединяет. Ничего подобного не наблюдается в либеральном лагере.

Либеральная идеология и старые стереотипы. Однозначной либеральной идеологии, которую может различить посторонний движению добросовестный человек, но не теоретик, не проявляется в дискурсивной практике либералов. Зато массовый пользователь социальных медиа легко найдет там устоявшиеся клише, где слова «либерализм» и «либералы» сопрягаются с крайне невыигрышными стереотипами: об ответственности за развал СССР и экономические проблемы 90-х, о поклонении Западу и т. д. Попытки преодолеть эти стереотипы с помощью «Эха Москвы», например, программы о 90-х годах, оказались малопродуктивными.

liberal.ru


 

Добавить комментарий