Божье творение и структура власти


Папаян Р. А.

Принципы «государственного строительства» восходят к намного более ранним библейским временам, чем конец эпохи Судей и даже период правления Иисуса Навина. Более того, эти принципы были установлены Богом задолго до Моисея. Кто бы ни писал «книгу закона», кто бы ни вписал в нее разные дополнения, библейские законодатели слушали глас Божий и фиксировали лишь Господни установления. Мы знаем, что Господь Бог вовсе не склонен «экспериментировать» и предлагать людям некие законодательные решения, родившиеся у Него «по случаю». Основы мироздания неизменно пребывают в Нем Самом со дней сотворения мира (иначе ведь и сотворения не могло быть). Творя мир, Бог не только предвидит порядок земной жизни и ее управления, но и учреждает этот порядок. Как отмечает о. Александр Мень, в библейской концепции мироустройства «космический порядок проецируется на земной» . Поэтому есть необходимость внимательней всмотреться в космический порядок, учреждаемый в дни творения.

Библия начинает свое повествование с самого главного: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1. 1). Обычно это предложение вызывает недоумение, потому что в дальнейшем — во втором и третьем актах творения — вновь говорится о создании неба и земли, но не как о «начале». Толкователи усматривают в первом библейском предложении общее обозначение всего творения, которое потом детализуется и представляется по дням. Это так, тем более что и весь рассказ о днях творения подытоживается словами: «Так совершены небо и земля и все воинство их» (Быт. 2. 1); «Вот происхождение неба и земли» (Быт. 2.4).

Но существует и другое толкование, которое, кстати, вовсе не исключает первое. В предложении, открывающем библейское повествование, «небо» — еще не то, что объемлет землю, а «земля» — , еще не то обиталище, где человеку предстоит жить. Здесь «небо» является обозначением сферы невидимого, «земля» же — обозначение сферы видимого. Это еще не сотворение мира в сформированном виде. Противоречие между утверждением, что мир был сотворен Богом из ничего, и словами Соломона о деснице Божьей, «создавшей мир из необразного вещества» (Прем. 11. 18), на самом деле мнимое. Видимое и представляло собой то «необразное вещество», созданное Господом из ничего, тот хаос, который предстояло упорядочить, устроить и переделать в мир, хаос, который представлен во втором библейском предложении в словах: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною» (Быт. 1. 2).

Действительно, дальнейшие акты представляют собой упорядочение хаоса: отделение света от тьмы, неба от земли, моря от суши . Во всем этом нам представляется важным то, что с самого начала, в первом же предложении о сотворении неба и земли, Библия подчеркивает отделение духовной (небесной) сферы от материальной (земли). В коротком предложении, открывающем дальнейшее повествование о божественном космотворении, всё вплоть до мельчайших деталей исключительно важно: и непосредственное соседство слов «Бог» и «небо», и порядок слов в перечислении, на первое место ставящий небо и лишь потом — землю, и то, что сфера невидимого обозначена верхом вертикали «небо—земля».

Все детали этого лаконичного, но чрезвычайно емкого предложения, таким образом, означают, что один из основных его смыслов заключается в установлении «верха» и «низа , в фиксации соподчинения. Это — установление общей божественной власти над всем, что будет создано далее, над еще ожидающим своего упорядочения видимым миром: «Божий дух носился над водою» (Быт. 1. 2). Учитывая, что вода еще не отделена от суши и что этому предстоит еще состояться в третий день творения, здесь в слове «вода» следует видеть обозначение первоначальной бесформенной материи, над которой и витал Дух Божий. Говоря словами архиепископа Кесарии Каппадокийской Василия Великого, бытописатель в этом гениальном начале своей Книги, «двумя крайностями обозначил сущность вселенной, приписав небу старейшинство в бытии, а о земле сказав, что она занимает второе место по сущности» (а ведь старейшинство, как мы увидим ниже, это орган власти). Божественный акт, «открывающий» библейское повествование, поставлен вне и до времени. Выражение «в начале» вовсе не указывает на время, ибо, «как начало пути еще не путь, и начало дома еще не дом; так и начало времени еще не время, а даже и не самомалейшая часть времени» . И впрямь, отсчет времени начинается потом, вместе с сотворением света: «И был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1. 5). Это есть указание на то, что власть Бога, как и Сам Он, безначальна и бесконечна. Одновременно с этим возникает и дихотомия «небо— земля», и в дальнейшем мир отождествляется лишь со второй частью этой дихотомии — с землей связано все мирское. Таким образом, первое же предложение Библии сразу проводит резкую черту между сферой божественной, не видимой человеку, и миром, в котором он будет пребывать, над которым он будет «владычествовать» и которым будет «владеть»: «Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим до века» (Втор. 29. 29).

Но мирское (земное) получает мир (умиротворенность) лишь будучи устроено. Подобное соотнесение понятий отчетливо видим в апостольских словах «Бог не есть Бог неустройства, но мира» (1 Кор. 14. 33), откуда следует, что мир — это прежде всего «устроение». Потому и дальнейшие акты божественного творения — это устроение мира.

 

Папаян Р. А. Христианские корни современного права.

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий