Элита российской власти и бизнеса не умеет двигаться вперед, она может только подпрыгивать.


Главный принцип воровства: минимум издержек, максимум прибыли любой ценой

Дмитрий Соколов-Митрич

А ты не воруй.

Слово «коррупция» вообще пора забыть, не в коррупции главная проблема. Государственный чиновник может быть кристально честным, ни грамма не коррумпированным, и все равно он будет вором. Честность и воровство – это вообще не антонимы.

Кто тут еще заочно не попинал под зад темного соотечественника за то, что он не желает видеть разницы между бизнесом и воровством? Завидует, гад, ничего не поделаешь, видите, с кем в одной стране жить приходится. Я и сам одно время увлекался этим видом спорта, всю ногу себе отбил. Так вот – вы будете смеяться, но в последнее время я все чаще с изумлением слышу, как с темным соотечественником очень даже готовы согласиться просветленные бизнесмены. И чем круче персональная история успеха, тем решительней согласие. Ну вот, например.

«Если в определенном возрасте человек научился мыслить как вор, отучить его практически невозможно»

– Прошлое неважно, будущее неважно, важен лишь момент сделки – вот что такое воровство, – говорит мне один венчурный инвестор, достаточно крупный и умный для того, чтобы не страдать популярными народными заболеваниями.

– То есть, в вашем понимании, воровство – это не криминальное понятие, а экономическое?

– Воровство – это такой вид деятельности, в котором главный секрет успеха – найти какую-нибудь хитрую отмычку от такой ситуации, которая позволяет на минимум вложенных усилий получить максимальный выхлоп.

– Но разве не любой бизнес к этому стремится?

– Любой. Но не любой бизнес этим исчерпывается. Это вообще большое заблуждение, будто все, что приносит прибыль, можно назвать бизнесом. Минимум издержек, максимум прибыли любой ценой – если это все, чем ты занят в своей жизни, значит, ты вор. По крайней мере для меня.

– Вы рассуждаете, как дедушка-коммунист на заседании совета ветеранов.

– Меня это не пугает. Дедушка-коммунист для страны сделал больше, чем внук. Дедушка-коммунист в большей степени предприниматель, чем продавец БАДов или какой-нибудь поставщик компьютерной техники на откатах через фирму-однодневку. Дедушка-коммунист батальоном командовал, войну выиграл. А война – это тот еще бизнес-процесс.

Краткое содержание бесед с некоторыми другими предпринимателями на ту же тему: бизнес может считаться бизнесом только в том случае, если он – инструмент преобразования действительности. Точно так же, как искусство только тогда настоящее искусство, когда оно создает что-то принципиально новое. Иначе это графомания, блажь и халтура. Даже занимаясь доставкой пиццы, можно сделать из своего бизнеса высокое творчество. Даже добывая нефть или газ, можно решать задачи, а не просто осваивать ресурсы. Если бизнес внедряет новые технологии, обогащает среду, развивает производство, поднимает в предпринимательском сообществе планку амбиций – значит, это бизнес. Если нет – воровство.

– Весь первоначальный виток накопления капитала, который вырос в нашей стране, в основном формировался по принципу «купить что-нибудь ненужное – продать что-нибудь ненужное», – говорит мне уже другой бизнесмен, крепкий рублевый миллиардер, человек из реального сектора. – Есть только точка входа и точка выхода. Все. По сути, это вообще не предпринимательство, это перераспределение ресурсов, в создании которого ты никак не участвуешь. Такого рода деятельность, конечно, есть в любой стране, даже самой развитой и цивилизованной. Вопрос в пропорциях. У нас, к сожалению, пока люди с таким типом сознания в бизнесе доминируют. А главное – они доминируют во власти.

Краткое содержание дальнейшего разговора: воровство – это не просто род деятельности, это особое мироощущение. Если в определенном возрасте человек научился мыслить как вор, отучить его практически невозможно. Это как синдром бродяжничества. Попробуй отмыть бомжа со стажем, одеть в костюм с галстуком и посадить работать в офисе – он все равно сбежит на улицу. И неважно, чем человек с философией вора теперь занимается. Пишет научные статьи, пилит лес или рулит национальной экономикой. Он все равно продолжает думать по принципу: меньше вложить, больше изъять и ни о чем не думать.

– Слово «коррупция» вообще пора забыть, не в коррупции главная проблема. Государственный чиновник может быть кристально честным, ни грамма не коррумпированным, и все равно он будет вором, – продолжает мой следующий собеседник, на этот раз – бывший госслужащий, который ушел наемником в бизнес на достаточно средненькую позицию. – Честность и воровство – это вообще не антонимы. Сейчас нашей страной рулят воры – причем они становятся все честнее и честнее, но от этого экономике не легче. Зарабатывать на том, что лежит на поверхности, излишки складывать в тумбочку и надеяться, что этого хватит на черный день, – вот их стратегия поведения. Тем же самым наши чиновники занимались в девяностые, когда еще были предпринимателями. А потом власть стала более простой формой бизнеса, чем сам бизнес, и предприниматели, которые привыкли к легким задачам, устремились в чиновники. Пока эти люди у власти, страна вперед не двинется. Они просто не умеют двигаться вперед, они могут только подпрыгивать.

Я не искал себе специальных собеседников для таких бесед. Все разговоры случайные. В прошлом году это произошло один раз, в этом – два. В России нужно жить долго.

vz.ru

Добавить комментарий