Самсон как символ растраченных духовных сил отдельного человека и целого народа


Шенк А. Б.

Книга Судей. Глава 16

Трудно найти человека, которому были бы даны большие духовные дары, чем Самсону. Он был чудо-ребенком (13:3), дитем обещания — его рождение было предсказано ангелом Божьим (13:8). От рождения он был посвящен Богу как назарей, который не будет пить сикеры, не будет есть ничего нечистого и бритва не будет касаться его головы. На Самсоне было Божье благословение (13:24), и неоднократно Дух Божий, сходя на него, действовал через Самсона (13:25; 14:6; 14:19; 15:24).

Однако, несмотря на то, что Самсон был с похвалой упомянут в Евр. 11:32 за свою веру в Бога, больше почитать его было не за что. Вместо того, чтобы говорить: «Не моя воля, но Твоя да будет», он говорил: «Не Твоя воля, но моя да будет».

Создается впечатление, что Самсон был больше обеспокоен не избавлением Израиля от филистимлян, а лишь местью за свои личные обиды и унижения. Он никогда не водил войска в бой и, насколько мы знаем, не сплачивал вокруг себя народ. Вместо того, чтобы освободить его от поработителей, он по собственной вине попал в руки врага. Самсон не мог как пророк обличать Израиль, потому что не умел обуздывать свои страсти.

Несмотря на свою физическую силу, Самсон на самом деле был слаб. Физическая сила, используемая во зло, всегда слаба, в то время как истинная сила, направленная на благо, добра и сильна. Очевидно, Самсон никогда не имел морального благородства или ревности к Богу. Более того, нигде не упоминается, чтобы он молился, за исключением случая в конце своей жизни. Однако даже его последняя молитва была всего лишь отчаянной мольбой о личном мщении. «…Господи Боже! вспомни меня и укрепи меня только теперь, о Боже! чтобы мне в один раз отмстить…» (16:28). Он не проявил никаких признаков раскаяния или сожаления.

Три женщины, одна за другой, привели его к падению. Первая, на которой он женился, обманула его и вышла замуж за другого. Затем он связался с блудницей. И, наконец, влюбился в Далиду, женщину, которая была настолько же нечестивой, насколько Самсон был слаб. Она олицетворяла мир, который и сегодня всячески стремится лишить верующего чистоты и силы.

Как печально видеть падение сильных! Если бы Самсон убежал так, как убежал от жены Потифара Иосиф (Быт. 39)! Но Самсон начал играть с огнем и «сгорел» в нем. Он сам подписал свой смертный приговор: «…А не знал, что Господь отступил от него» (16:20). Встав с колен Далиды, он обнаружил, что на его голове нет не только волос, в которых была его сила, но теперь у него нет и покровительства Божьего.

Даже страстная влюбленность, приведшая его к падению, испарилась.

Самсону выкололи глаза, которые смотрели на мир с таким вожделением, что привели его к погибели (Мф. 5:29). Более того, он потерял свободу и достоинство.

Попав в рабство, Самсон стал олицетворением Израиля, забывшего о своем посвящении Богу. Как и Самсон, израильтяне следовали за чужими блудницами. Как и Самсон, Израиль был слеп, закован в цепи и бессилен что-либо изменить.

Что бы произошло, если бы Самсон подчинился руководству Духа Божьего, Который с такой силой порой сходил на него? Мы никогда не узнаем ответа на этот вопрос. Его жизнь, полная непостоянства, является для нас тайной, которую мы сможем понять лишь тогда, когда познаем все в полноте.

 

Смысл христианской любви, Семя истины, Январь, 2006.

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий