Репутационные ресурсы нового Римского папы быстро иссякает


Папа, (не) отменивший грех

Репутация папы Франциска заставляет верующих доверять самым неожиданным «новостям» о нем.

«Церковь более не верит в реальное существование ада, где люди страдают. Эта доктрина несовместима с бесконечной любовью Господа. Бог — не судья, а друг, любящий человечество… Ад — это лишь метафора одинокой души, которая, как и все души, в конце концов соединится в любви с Господом».

Текст, содержавший эти слова, в рождественские дни стремительно распространялся в Сети – сначала на английском языке, затем и в переводах, в том числе на русский. Неудивительно, почему он привлек такое внимание – ведь эти слова, как говорилось в тексте, произнес сам папа Римский Франциск. «Отмена» догмата о аде – не единственное радикальное новшество, содержавшееся в речи, которую понтифик, как утверждалось, произнес в ходе Третьего Ватиканского собора. Текст содержит и такие пассажи: «Все религии истинны, потому что они являются истиной в сердцах тех, кто в них верит… Наша церковь может вместить и гетеросексуалов, и геев, тех, кто выступает за право на аборт и против него, консерваторов и либералов, мы приветствуем даже коммунистов».

Католические богословы, как утверждается далее, перестали настаивать на священности Писания: «Библия — прекрасная священная книга, но некоторые ее пассажи, как и всех великих древних трудов, устарели… В соответствии с нашим новым пониманием, мы начнем рукополагать женщин в кардиналы, епископы и священники. А в будущем, я надеюсь, однажды женщина сможет стать папой».

Кое-где на форумах и в соцсетях этот текст обсуждали всерьез, однако серьезные медиа не клюнули на фальшивку, которую до сих пор продолжают распространять некоторые африканские и азиатскиесайты. То, что «революционные слова» папы – именно фальшивка, очевидно любому, кто следит за событиями в Ватикане: никакого Третьего Ватиканского собора в прошлом году не происходило, а возможность рукополагать женщин Франциск уже после своего избрания папой категорически отверг.

Заинтересовавшиеся происхождением фальшивки блогеры быстро нашли первоисточник фейка – 5 декабря его опубликовал сайт Diversity Chronicle. Это некое подобие российского сайта Fog News – создатель сайта Эрик Торсон даже опубликовал специальный дисклеймер, на котором утверждается, что «оригинальный контент этого блога по большей части сатирический», а блог он создал «для собственного развлечения».

Фейковые новости – неотъемлемая часть современного медиа-ландшафта: всегда найдется кто-то, кто поверит самым фантастическим сообщениям. В «новости» о «Третьем Ватиканском соборе» и его исторических решениях, однако, любопытно то, что она была вброшена в информационное пространство почти одновременно с гораздо более серьезным заявлением относительно политики папы, которое Ватикан поспешил опровергнуть. Итальянский журналист Эудженио Скальфари, основатель и колумнист газеты La Repubblica, в опубликованной в конце декабря колонке заявил, что Франциск «отменил понятие греха».

Отказ от понятия греха – конечно, еще не рукоположение женщин и не признание истинности всех религий. Но это в любом случае важный богословский сдвиг, в перспективе меняющий всю католическую доктрину. Скальфари – один из самых влиятельных итальянских интеллектуалов, а не анонимный копипастер. Более того – он состоит с папой в переписке и даже лично с ним встречался.

«Некоторые утверждают, что изменения после того, как Франциск стал понтификом, чисто фиктивные, и никаких новаций нет», — пишет Скальфари. «Другие подчеркивают организационные новшества, которые не нарушают, однако, богословских и доктринальных традиций, и наконец, третьи… говорят о понтифике – революционере. Лично я отношу себя к последним. В его еще кратком понтификате было много радикальных аспектов, но главный из них: по сути, он отменил понятие греха».

Дело в том, — объясняет Скальфари, — что грех всегда понимался в богословии как нарушение божественного запрета, а Бог – как судия. Однако Христос явил людям себя через любовь и прощение, по сути, отменив связку «грех-воздаяние». И именно такая трактовка христианства, считает Скальфари, ближе нынешнему папе.

Понтифик и журналист вели диалог – сначала заочный, а затем и очный, — почти весь минувший год. В сентябре 2013 папа Франциск отозвался на публикации Скальфари о его энциклике Lumen Fideiличным письмом – оно опубликовано на сайте Ватикана.

В нем папа говорит о стремлении к диалогу прежде всего с неверующими, такими, как сам Скальфари. Одна из причин этого – стремление преодолеть противоречия между верой и рациональным познанием: «Христианская вера, новизна которой и ее влияние на человечество выражались в символе света, часто теперь характеризуется как тьма – некая противоположность свету разума… Теперь пришло время для диалога, свободного от предрассудков».

Далее Франциск отвечает на прямо поставленные Сакльфари вопросы – о том, могут ли, согласно католической доктрине, спастись неверующие, которые сознательно отвергают религию, однако при этом объективно творят добро. «Учитывая, что милосердие Божие безгранично <…> вопрос для неверующего состоит в том, чтобы он следовал своей совести. Грехом будет, в том числе и для неверующих, не следовать собственной совести… На основании сознательного выбора между добром и злом предрешается, будут ли наши дела благими или злыми».

Затем последовала личная встреча папы со Скальфари. В беседе вновь зашла речь о совести и том, могут ли спастись неверующие: «У каждого есть свои представления о добре и зле, и для того, чтобы сделать мир лучше, достаточно, чтобы каждый выбирал путь добра и боролся со злом», — заявил (со слов Скальфари) Франциск.

Свои выводы журналист, однако, основывает не только на опыте личного общения с папой, но и на иных его публичных выступлениях по главному занимающего его вопросу – об отношении церкви и атеистов (и, шире, секулярного общества в целом). Например, речь идет о вызвавшем в мае прошлого года множество позитивных откликов выступлении папы о том, что атеисты тоже «искуплены кровью Христа». К сотрудничеству верующих и неверующих понтифик призвал и в своем рождественском послании.

Логика Скальфари проста – атеисты совершенно очевидно противятся Божьей воле, однако Франциск не спешит их осуждать, напротив, достаточно прямо намекает на то, что милосердие Божие распространится и на них. Но, поскольку грех неверия может быть прощен – не значит ли это, что само понятие греха как противления воле Бога больше не имеет силы?

В отличие от пародийного, хоть и широко разошедшегося по сети текста о «Третьем Ватиканском соборе», на статью Скальфари Ватикан счел нужным отреагировать: нет, Франциск не отменил понятие греха. Представитель святого престола Федерико Ломбарди заявил, что «те, кто действительно внимательно следит за Папой, знают, как много раз он говорил о грехе и о том, что мы являемся грешниками».

Такое объяснение не удовлетворило Скальфари, который продолжает стоять на своем.

Почему многие – от видных интеллектуалов до простых пользователей Сети – готовы верить в то, что нынешний папа Римский всерьез способен пересмотреть церковные догмы, «отменить» понятия греха и ада, заявить о возможности спасения для атеистов?

Речь идет не только об интерпретации слов папы по принципу «желаемое за действительное» (Скальфари интерпретировал их иначе, чем официальный Ватикан), но прежде всего – в желании значительной части общества видеть католическую церковь именно такой, какой она предстает в новости о «Третьем Ватиканском соборе», а в папе – исполнителя вариаций на тему песни Джона Леннона Imagine. Размышляет один из блогеров, вначале тоже «купившийся» на подделку: «Мы поверили в это, потому что мы очень хотим Разумного Лидера, Мы хотим, чтобы кто-то важный верил и проповедовал истину: все мы люди, каждый из нас способен сделать свой Индивидуальный выбор. Мы заслуживаем образования, которое даст нам инструменты для того, чтобы принимать наилучшие решения. И в этом мире мы живем вместе со всеми другими людьми, и нам нужно всем сотрудничать, иначе мы навредим друг другу и всему миру, в котором существует множество настоящих чудес, так что нам необходимо срочно прекратить выяснения отношений по вопросу о том, чей бог лучше».

Только желания, однако, было бы мало. Дело еще в сложившейся репутации Франциска как реформатора и либерала. Подобно тому, как репутация северокорейского режима способствовала массовому распространению истории о том, как Ким Чен Ын повелел, чтобы его дядю разорвали 120 голодных собак, «выросшей» из твита одного китайского сатирика, так же многие верят в то, что Франциск готов «раскрепостить» церковь, вести ее к сближению с секулярным обществом и ради этого отказаться от ряда догматов.

Насколько, однако, такая устойчивая репутация соответствует действительности? И не породят ли большие ожидания – большое разочарование?

В то время как религиозные консерваторы ругают папу на чем свет стоит (известный американский комментатор Раш Лимбо назвал его «настоящим марксистом» за критику рыночной экономики, высказанную в апостольском послании Evangelii Gaudium), все чаще звучат голоса разочарования и из «прогрессивного» лагеря. «Католическая церковь стоит на тех же политических позициях, что и под руководством папы Бенедикта», — утверждает комментатор издания New Statesman, по мнению которого и журнал Time назвал папу человеком года не за то, кем он является, а за то, каким он предстает в СМИ.

Далеко не все «прогрессисты», однако, отказывают Франциску в доверии. Ведущее леволиберальное издание The Guardian отмечает: «Папа возглавляет глубоко консервативную организацию, которая враждебна к женщинам, в которой институциализирована гомофобия и которая фундаментально занята лишь поддержанием status quo. В этих аргументах безусловно есть доля истины, однако энтузиазм, который действия папы вызвали в секулярном мире, сам по себе является важным посланием».

Как поступит Франциск с этим репутационным ресурсом? Означает ли много раз обозначенное стремление к диалогу с секулярным обществом готовность «отменить понятие греха» или, по крайней мере, смягчить позицию церкви по отношению, например, к однополым бракам или к противозачаточным средствам? Насколько вероятно, что когда-нибудь мы действительно услышим от папы слова о том, что «Церковь более не верит в реальное существование ада»? Понтификат папы Франциска только начинается, а заработанная репутация может стать ценным ресурсом в борьбе за перемены – если, конечно, прав Эудженио Скальфари, и Хорхе Марио Бергольо действительно готов войти в историю католической церкви как революционер.

mirvam.org

Добавить комментарий