Завет с Богом – это не завещание


О. Палмер Робертсон

Ветхозаветное понятие завета не следует толковать с точки зрения «последней воли и завещания.» Народ ветхого завета всегда рассматривал свои отношения с Богом как заветные.

Нельзя приписывать совершенно иное направление традиционному для ветхозаветного Израиля мышлению.

Заменить понятие «завет» понятием «завещание» не только во всем Писании, но даже в ветхозаветных книгах невозможно. ш Наличие в древних ближневосточных договорах статей об условиях наследования не дает достаточных оснований для того, чтобы вопреки здравому смыслу примешивать идею «завещания» к библейской концепции завета. Договорное соглашение может включать статьи о наследовании в качестве одного из положений, но из-за этого оно не становится завещательным документом. Все статьи последней воли и завещания начинают действовать по смерти завещателя. Конечно, с заветными обетованиями, которые Бог давал Своему народу в течение веков, дело обстоит иначе.

«Завет» вполне может включать аспекты, обеспечивающие сохранение в силе его положений и после смерти людей, живших во время его заключения. Собственно говоря, библейские заветы распространяются на «тысячу родов» (Вт.7:9; Пс.104:8). Но такие положения не превращают завет в последнюю волю и завещание.

Завет — это скрепленные кровью узы. Он предусматривает обязательства, от которых зависит жизнь и смерть. В момент учреждения завета стороны принимают друг перед другом обязательства, скрепляемые актом пролития крови, который является непременной чертой этого ритуала. Пролитие крови показывает серьезность обязательств завета. Завет связывает стороны на жизнь и на смерть.

Завет — это узы на крови, которыми Бог по изволению своему связывает себя с творением

Трактовка завета с точки зрения двустороннего соглашения или контракта имеет давнюю историю. Но современные исследователи Писания достаточно определенно установили всевластие Бога в домостроительстве заветов. И библейские, и вне библейские доказательства свидетельствуют об односторонней форме учреждения завета. Для Божьих заветов в Писании не характерны ни переговоры об условиях, ни взаимные уступки, ни достижение договоренностей. Всевышний Господь неба и земли определяет условия Своего завета.

В одних библейских заветах особое внимание может уделяться обетованиям, в других — учреждению законов. Но это не изменяет сущности заветного домостроительства. Какими бы особенностями ни отличалось содержание того или иного завета, способ его домостроительства остается постоянным. Завет есть узы на крови, которыми Бог по изволению Своему связывает Себя с творением.

 

О. Палмер Робертсон, Христос Божьих заветов, Copyright 1980, ISBN: 0-87552 — 418 – 4, Перевод Елены Богат Редактор Елена Шустова

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий