12 шагов к открытой двери благовестия


Марк Дэвер

 

И вот мы приближаемся к самой сути большей части наших отказов от благовестия. Что происходит с нами, когда мы не благовествуем? Давайте подумаем о двенадцати шагах, которые мы должны предпринять: молитва, планирование, согласие, понимание, верность, риск, подготовка, поиск, любовь, страх, остановка и обсуждение.

1)    Молитва. Я думаю, что мы много раз уклоняемся от благовестия, потому что стараемся сделать всё собственными силами. Мы пытаемся делать всё это без Бога. Мы забываем, что Его воля и желание в том, чтобы Евангелие проповедовалось. Он хочет спасти грешников. Проще говоря, если мы не молимся о возможностях для проповеди Евангелия, почему же мы удивляемся, что у нас их нет? Если вы не благовествуете, поскольку считаете, что у вас мало возможностей сделать это, то помолитесь, и вы удивитесь Божьему ответу на ваши молитвы.

2)    Планирование. Как мы уже увидели, иногда мы уклоняемся от благовестия, потому что думаем так: «Я и так занимаюсь другими хорошими делами. Эти дела — совершенно достойное времяпрепровождение. К тому же сейчас у меня просто нет времени на благовестие. Вот когда я выздоровею… когда закончу диссертацию… когда дети будут в школе… когда уйду на пенсию… когда получу повышение… когда человек будет в лучшем настроении, тогда, — говорим мы, — я начну благовествовать». Для борьбы с такими оправданиями мы можем запланировать особое время для построения отношений или создания ситуаций, предполагающих общение с неверующими. Мы планируем столько менее важных дел; почему бы не запланировать благовестие?

3)    Согласие. Мы должны согласиться с тем, что это наше дело. Мы более подробно обсудим это в 3й главе, а пока что просто признаем, что иногда мы не благовествуем просто потому, что считаем, что это не наше дело. Это работа проповедников — считаем мы — или кого-то ещё, кто получил соответствующее образование и кому за это платят. Но если мы собираемся благовествовать, нам необходимо осознать и признать, что мы уклонялись от своих обязанностей, и постараться взять на себя ответственность за благовестие. Может быть, для кого-то из неверующих мы — ближайшие христиане. Может быть, у них есть дядя или тётя, друг или работник, которые молятся за них. Может быть, мы и есть ответ на их молитвы. Мы должны, мы просто обязаны взять на себя эту чудесную роль, которую Бог определил для нас, — быть благовестниками в жизни других людей!

4)    Понимание. Частично наши ошибки в благовестим заключаются в недостатке понимания. Бог не столько использует дар благовестия (хотя и существует библейский дар благовестия), сколько верность тысяч и миллионов христиан, которые никогда не скажут, что благовестие — их дар. Ваше умозаключение о том, что вы не имеете дара для выполнения конкретной задачи, не избавляет вас от ответственности повиновения Богу. Вы можете посчитать, что благовестие — не ваш дар, но при этом оно остаётся вашим долгом. Отсутствие у нас дара милосердия не даёт нам права быть немилосердными. Все христиане обязаны проявлять милость; некоторые будут особо одарены этим даром в определённое время и при определённых условиях, но все должны быть милосердными. Так же и с благовестием. Бог может необычным образом призвать к Себе Петра и Филиппа, Уитфилда и Сперждена, Хадсона Тейлора и Адонирама Джадсона, но Он призывает всех нас возвещать Благую весть.

5)    Верность. Возможно, нам просто необходимо сбалансировать наши привязанности. Может быть, мы слишком вежливы, чтобы оставаться верными Богу в этом вопросе. Может быть, мы более заинтересованы в реакции людей, чем славе Бога. Может быть, нас больше волнуют их чувства, чем Божьи. Богу не нравится, когда Его истина подавляется, а именно этим и занимаются неверующие (Рим. 1:18). Хорошие манеры не могут быть оправданием неверности по отношению к Богу, но мы очень часто пользуемся ими ради этого.

6)    Риск. Готовность рискнуть тесно связана с идеей верности. Давайте будем повиноваться Ему, даже если мы не уверены в окончательном результате. Может быть, вы иногда избегаете благовестия из-за собственной робости. Может, вам не очень нравится вести долгие беседы с людьми, особенно о том, что может их рассердить. Такие разговоры лишают сил и таят в себе опасность. Может, в этом случае вам стоит уступить место благовестника кому-нибудь другому, кто чувствует себя более комфортно в этой роли. Но можете ли вы пригласить неверующих на встречу, где они услышат Евангелие? Можете ли вы дать им полезную книгу или рассказать историю из собственной жизни? Можете ли подружиться с ними, чтобы затем благовествовать им более естественно? Мы должны быть готовы на риск в деле благовестия.

7)    Подготовка. Иногда мы уклоняемся от благовестия, потому что не считаем себя достаточно подготовленными или образованными. Может быть, мы не знаем, как перевести обычный разговор на духовные темы. Или, возможно, думаем, что изза своего невежества мы не справимся с обязанностями и нанесём духовный вред человеку, дискредитировав Евангелие в его глазах. Мы боимся собственного невежества. Мы думаем, что мы сами способны сделать Евангелие понятным для людей или дать ответы на все их вопросы. И, раздув таким образом собственные ожидания, мы вдруг осознаём, что не в силах соответствовать этим требованиям — и потому не благовествуем. Но мы должны готовить себя, познавая Евангелие, постоянно работая над собственным смирением и самообразованием. Как мы планируем своё время, так мы можем готовиться к правильному использованию возможностей по мере их появления.

8)    Поиск. Вы когда-нибудь молились о чём-то, удивляясь потом, когда получали просимое? Со мной такое бывало. И, мне кажется, это значит, что я в действительности не ожидал от Бога ответ на данную молитву. То же самое может быть и с моим благовестием. Может быть, я молился о возможностях, но затем не занимался их поиском. Либо был слишком безразличным, когда получал такие возможности.

Моё безразличие может проявляться по-разному. Иногда я не замечаю возможности, потому что я слишком занят. В конце концов, благовестие требует времени и определённых лишений. А возможно, я просто сильно устал. Я мог потратить всю свою энергию на развлечения, работу или что-нибудь ещё, кроме этого неверующего, с которым я мог поговорить. И поэтому я просто даже не замечал возможности.

А возможно, моё пренебрежение возможностями уже вошло в привычку. Может быть, я ленив и больше переживаю о том, чтобы меня оставили в покое и не трогали, чем о том, чтобы человек услышал Евангелие. Может быть, в конце концов, я просто эгоистичен и не замечаю возможностей, потому что я не готов испытать неудобства. Мне кажется, это означает только одно: я безразличен. Моя слепота к посылаемым Богом возможностям добровольна. Я не принимаю во внимание реальность и окончательность смерти, суда и ада. Поэтому я не замечаю реальности человека и его внутреннего зова ко мне. Мы должны не только закрывать глаза, молясь о возможностях, но и открывать их, чтобы замечать эти возможности.

9)    Любовь. Мы призваны любить других. Мы возвещаем Евангелие из любви к людям, а не благовествуем — из-за нелюбви к ним. Более того, мы их совершенно необоснованно боимся. Мы не хотим поставить кого-либо в неудобное положение. Мы хотим, чтобы нас уважали, и нам кажется, что если мы попытаемся благовествовать им, мы будем выглядеть весьма глупо! Поэтому мы молчим. Мы стоим на страже собственной гордости ценой их душ. Во имя простого нежелания выглядеть странными мы согласны на их вечную погибель. Как сказал один друг: «Я не хочу быть типичным христианином в салоне самолёта».

Это же слишком часто относится и ко мне. Моё сердце холодно по отношению к другим людям. Моя любовь извращена, на самом деле, это дефицит любви к окружающим. И как подтверждение этого, когда я писал эту книгу, мне позвонил один неверующий друг, желая поговорить со мной. Мы болтали минут тридцать ни о чём, и всё это время я думал о том, как бы быстрее вернуться к написанию своей книги о благовестии! Уф! Бедный я человек! Кто избавит меня от этого тела безразличия? Если мы желаем больше благовествовать, нам следует больше любить людей.

10)    Страх. Нам также следует бояться. Но наш страх должен быть не перед человеком, а перед Богом. Когда мы не благовествуем, мы фактически отказываемся жить в страхе Господнем. Мы перестаём относиться к Богу или Его воле, как к окончательному мерилу своих действий. Бояться Бога — значит любить Его. Когда наш Всемогущий Творец и Судья становится нашим Милостивым Искупителем и Спасителем, мы обретаем совершенный идеал для всецелого посвящения наших сердец. И такое посвящение приведёт нас к необходимости благовествовать о Нём окружающим. Нам следует молиться, чтобы Бог воспитывал в нас больше любви и благоговейного страха по отношению к Нему.

11)    Остановка. Нам следует прекратить обвинять во всём Бога. Мы должны прекратить искать отговорки в своём нежелании благовествовать на том основании, что Бог полновластен. Нам не следует думать, что, поскольку Он всемогущ, наше повиновение Ему бессмысленно. Наоборот, нам нужно читать в Слове о том, что Бог призовёт к Себе огромное множество людей из всех колен, языков и народов — а это весть, вдохновляющая на благовестие. Именно она принесла вдохновение Павлу в Коринфе, когда он находился в горьком разочаровании (см. Деян. 18). И если вы поймёте, что обращение всегда следует за благовестием и работой Святого Духа, то вы оставите всяческие попытки заниматься делами Духа, а посвятите себя проповеди Евангелия. То, что мы не знаем всего, не означает, что мы не знаем ничего! Мы не можем ответить на все вопросы о том, как взаимодействуют Божье полновластие и ответственность человека, но мы определённо верим, что они взаимодействуют. Именно Павел и записал один из самых ярких библейских текстов о Божьем полновластии (Рим. 9), а затем продолжил свою мысль в одном из наиболее чётко сформулированных библейских отрывков, говорящих об ответственности человека в благовестии (Рим. 10). Безусловно, он верил в то, что обе позиции верны. Так кто же мы такие, чтобы обвинять Бога в нашем греховном утаивании Его вести?

12)    Обсуждение. Автор послания к Евреям сказал: «Помыслите о Претерпевшем такое над Собой поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими» (Евр. 12:3). Когда мы не размышляем о том, что для нас сделал Бог во Христе — о высочайшей цене этого поступка, о его значении и о жертве Христа — мы теряем заряд к благовестию. Наши сердца охладевают, разум съёживается, будучи занятым преходящими заботами, а уста умолкают. Подумайте о том, что Бог возлюбил нас именно так, как Он возлюбил. Подумайте, что Бог прославляется тем, что мы рассказываем другим людям о Его удивительной любви. Подумайте также о том, что вместо распространения вести о Божьей благости и Евангелии мы составляем заговор молчания. Мы проявляем равнодушие к Божьей славе. Если мы хотим быть более верными Богу в благовестии, нам следует подпитывать в себе пламя любви к Богу и пламя благодарности и надежды. Огонь, зажжённый Богом, воспламенит и наши уста. Иисус сказал: «От избытка сердца говорят уста» (Матф. 12:34). Сколько благовестия исходит из наших уст? Что это говорит о нашей любви к Богу?

Итак, в свете всего сказанного, почему нам стоит так любить Бога? Это приводит нас к размышлению о том, что это за весть, которую мы должны распространять. Что это за вещество, от которого должны воспламениться наши сердца? Об этом мы поговорим в следующей главе.

 

Марк Дэвер, Евангелие и личное благовестие, Славянское Евангельское Общество 2010, Перевод: С. Аваков, Редакция: М. Ряба, Общая редакция: С. Омельченко

Добавить комментарий