По пути, вслед за Христом

Штайнбергер

Вслед за агнцем

 

Путь за Агнцем — это единственный путь, на котором последователи Христа имеют постоянный мир, победную жизнь, приносят много плода и в конце концов приходят туда, где обитает Сам Агнец: к престолу Бога (Откр. 7, 17). Пока мы не поймем пути Агнца, а также Его жизни, мы не поймем своей жизни и будем делать промах за промахом. Петр был искренним и ревностным учеником Христа, но не сразу понял, что путь Учителя — это путь Агнца, и потому отрекся.

Вечного поклонения достоин Отец Небесный за то, что дал нам Агнца Иисуса Христа не только как жертву за грехи наши, но и как светильник на пути нашем. Как это дорого особенно в наше время, когда одни говорят: «Там Христос!», а другие: «Вот здесь!». Но истинные овцы слушают только голос Пастыря и идут туда, где видят следы Агнца, а за чужим не идут (Иоан. 10, 3—5).

Идти вслед за Агнцем — значит идти по пути, проложенному Им Самим, а это значит ступать точно во след, оставленный Святым Спасителем. Этот путь привлекает немногих, но для нас достаточно того, что он проложен Христом. Его следы мы находим везде: в наших семейных трудностях, в бедности, в унижении.

Богу известны все наши пути (Пс. 138, 3). «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2, 18). Идя этим путем, не жалуются: меня не поняли, ко мне несправедливо отнеслись и т. п. Наш великий Первосвященник понимает нас — и это достаточно для истинного христианина.

Кто последовал за Агнцем, тот раз и навсегда отказался от собственной воли и добровольно позволил своему Пастырю перечеркнуть все его личные планы и желания. Все его «звезды» затмил свет Христов.

Следуя за Агнцем, такие люди терпеливо переносят ближнего, какого бы он ни был характера, и не претыкаются, потому что постоянно взирают на Христа. До тех пор пока мы спотыкаемся, глядя на поступки ближнего, мы не находимся на пути Агнца и нас нельзя назвать сынами дня. Спотыкается только тот, кто ходит ночью, «потому что нет света с ним» (Иоан. 11, 9—10). Утверждать, что тот или иной человек мешает быть святым и из-за него якобы нельзя служить Богу — такая же несообразность, как если бы кто сказал: «Я не вижу солнца, потому что его заслонил человек…».

Некто сказал: «Отличительным признаком истинного христианина является то, что он никогда не чувствует себя непонятым. Он радостно сознает, что ему никто ничего не должен. Сам же он чувствует себя вечным должником перед ближним, добровольно пребывая в таком состоянии до последнего дыхания».

Идущие за Агнцем не должны ожидать, что будут поняты всеми. Есть пути, которые дети Божьи проходят наедине с Богом. Авраам шел на гору Мориа один, Сарру он оставил дома и слуг своих остановил у подножия горы: «Останьтесь вы здесь… а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам» (Быт. 22, 5).

Что мы говорим, когда Бог зовет нас следовать за Ним? Признаемся ли, что не желаем идти по пути Агнца и не имеем даже интереса и склонности к этому поприщу? Многие христиане готовы только восклицать осанну Господу, как это делал народ при входе Его в Иерусалим, не ведая того, что Царь через некоторое время выйдет другими воротами города, чтобы умереть на кресте, а затем позовет и нас выйти за стан и нести Его поругание (Евр. 13, 13).

Первые христиане лучше поняли путь Агнца, потому что видели перед собой многих, с радостью претерпевших расхищение имущества и живших в пещерах и расселинах скал. Не только имение, но и жизнь свою они не высоко ценили. Они шли Его путем.

Истинная ветвь только тогда жива, когда находится в единстве с Лозой. Где бы мы ни сделали надрез — отовсюду будет вытекать один и тот же сок.

Почему многим тяжело постоянно пребывать в единении со Христом? Потому что они хотят идти другим путем. Но нет более благословенного удела на земле, чем идти вслед за Агнцем.

Постоянный мир

Мы будем иметь столько мира в сердце, сколько отдадим себя в следовании за Христом, и этот мир будет длиться ровно столько, сколько мы будем пребывать в единстве с Ним. Мир Божий станет нашей частью, как только мы возьмем на себя Его иго и последуем за Ним (Мтф. И, 29).

Библия говорит о мире с Богом — Рим. 5, 1 и о мире Божьем — Фил. 4, 7. Это не одно и то же. Мир с Богом, или мир совести — это дар, который Бог дает грешнику как только он приходит ко кресту, мир же Божий, или мир сердечный, — это благословение, которое обретают на пути исполнения заповедей Божьих (Ис. 48, 18).

В известном приглашении — Мтф. 11, 28—29 — Христос разграничивает покой, который Он дает приходящему к Нему, от покоя, который находит тот, кто последовал за Ним.

На пути вслед за Агнцем мы находим и сохраняем постоянный мир еще и потому, что позволяем Иисусу встать между нами и нашими ежедневными трудностями, какого бы они ни были характера: личного, семейного или даже общецерковного. Так сделала Мария. Она позволила Иисусу встать между ней и обвинением сестры (Лук. 10, 38—42); между ней и оскорблением Иуды (Иоан. 12, 18).

Быть обращенным и в то же время мучимым духом забот, зависти и обидчивости — есть нечто совершенно ненормальное. Этим людям недостает мира сердцу, который превосходит не только наше разумение, но и нашу нужду. Апостол Павел говорит: «Сам же Господь мира да даст вам мир всегда во всем…» (2 Фес. 3, 16). Когда мы следуем за Господом, Он дает нам мир как через горькое, так и через сладкое, посредством бури и покоя, используя приобретение и потери, потому что Он есть Господин мира.

Пока мы ищем мира вне Христа, мы каждое мгновение рискуем легко нарушить или потерять и тот малый мир, которым располагаем. Такой шаткий мир вообще нельзя назвать миром. Наша жизнь и наши обстоятельства постоянно меняются, но мир Христов незыблем, непоколебим, неизменяем, как и Сам Иисус. О, если бы мы никогда не сомневались в обладании таким миром и не страшились пути, на котором находят этот мир! Путь этот называется: вслед за Агнцем! На нем мы учимся понимать значение Креста, силу Креста и хождение под сенью Креста.

Глубочайшее значение Креста состоит в упразднении нашего «я». Там, где этот мрачный деспот получил смертельный удар, — воцаряется нерушимый мир. Тогда мы уже не захотим оставить в живых то, что осуждено на смерть, т. е. наше «я». Тогда мы с радостью отказываемся от своего первенства и отдаем полновластное владычество над собой в руки Того, Кто называется Князем мира (Ис. 9, 6); и только тогда умножение мира нашего не имеет предела. Ибо как далеко простирается владычество Христа в нас, так далеко простирается и мир Его в нашем сердце. Когда придет к концу твоя борьба со своим «я», тогда окончится и твоя тяжесть.

Иисус жил не для Себя, а для Отца, поэтому и пребывал в мире в самые тяжелые моменты земной жизни: и когда свои Его не приняли, и когда хотели побить Его камнями, и даже когда пригвоздили Его ко кресту.

Плодотворная жизнь

Иисус служил людям Своим словом, святой жизнью. Но более всего Он послужил нам как Агнец. Увенчанный страданиями смерти, Он привел многих сынов в славу (Евр. 2, 10). Как умирающий Агнец Он стал совершенным Спасителем. Без смертных мук Он не был бы Им. Уберите из жизни Христа образ Агнца, Кем станет Он тогда? — Пророком, сильным в слове и в деле, как сказали ученики, идущие в Эммаус. Но таковой не может нас искупить.

Если из нашей жизни убрать образ Агнца — что от нас останется? — Ничего. Только как агнцы мы можем служить. Поэтому и послал Иисус учеников Своих, как агнцев (Лук. 10, 3). Овца отдает свое, не открывая уст. Жизнь Христову могут являть только те, которые умерли для себя, и жизнь которых сокрыта со Христом в Боге (Кол. 3, 3).

Христос отдал жизнь Свою в жертву умилостивления (Ис. 53, 10). Это означает, что Он взял на Себя вину других и понес ее, будто это была Его вина. В духе Агнца действовали Ездра, Неемия, Даниил, когда говорили: «Мы согрешили…»

Идущие вслед за Агнцем могут выполнять любую работу. Для них нет низкой работы, потому что все, что они делают, делают во славу Божью. На почетное служение людей достаточно, но мало кого привлекают незаметные дела. Начни же делать малое, и ты найдешь не только много работы, но и много благословений.

В книге Исход читаем: «…пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство» (12, 3). Каждый должен позаботиться, чтобы в его дом пришел Агнец. Сделайте Христа любезным для вашего дома. Если вы захотите идти вслед за Ним, если полюбите характер Агнца, Он придет к вам. О Нем мы читаем: «…не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда…» (Ис. 42, 4). Как же Христос утвердил суд? — Не словами, а жертвой. Тот, Кто не знал греха, сделался за нас жертвой за грех. А чем ты можешь утверждать суд в доме твоем? Тем, что отказываешься от своих прав без ропота.

Я знаю одну вдову, у которой десять детей, все они обратились к Богу. Дом ее — уголок неба на земле. Здесь не услышишь ни ругани, ни слов команды, ни ропота; один оказывает другому необходимую помощь или услугу с радостью, с первого взгляда. Как же утверждено право в этом доме? Не словами. Мать не сказала ни одному из детей: «Ты должен обратиться…» Своим самоотречением, любовью она сделала для дома своего Агнца любезным и приятным. Я навещаю этот дом, но не для проповеди: там я учусь сам.

 

Вестник Истины 1, 1988

Добавить комментарий