Смысл евангельского фундаментализма


Гуревич П.С.

Впервые понятие «фундаментализм» появилось в религиоведческой литературе для обозначения такого направления религиозной мысли, которое выступает за возвращение к глубинным, корневым основам доктрины или вообще принципов жизнедеятельности. В более широком смысле, следовательно, фундаментализм — это религиозно-культурная установка, направленная на переосмысление утраченной, но чрезвычайно значимой традиции.

В собственном смысле слова фундаментализм сформировался во второй половине XIX в., когда в американском протестантизме появилась группа теологов, выступивших против аллегорического и символического толкования Библии, за ее буквальное понимание. Евангелисты в теологическом смысле принадлежали к консервативному крылу протестантизма. Они настаивали на том, что Библию следует принимать такой, какова она есть, ставя веру выше разума. Главная задача фундаменталистов сводилась к тому, чтобы приостановить модернизм в религии.

Слово «фундаментализм» происходит от многотомного издания «Фундаментализм», которое осуществили американские и английские консервативные теологи. В 1910—1915 гг. они выпустили 15 книг, получивших широкое признание среди верующих и создавших определенную культурную установку. Какие проблемы затрагивались в этих изданиях? Прежде всего фундаменталисты выступали против натурализма, который олицетворял для них теорию эволюции. В 1920-х гг. в 20 законодательных собраниях штатов были приняты 37 законов, запрещавших преподавание в школах дарвиновской теории эволюции.

Надо сказать, мода на фундаментализм целиком определяется социокультурной динамикой. Она немедленно возрождается, как только возникает усталость от прогресса, опасливое отношение к социальным преобразованиям. Если, скажем, в 1920-х гг. фундаменталисты перешли на позиции самоизоляции, стали отходить от мирских дел, от участия в делах общенациональной политики, то в 1980-х гг. начался очередной бум религиозного фундаментализма.

Фундаменталисты вернулись к общенациональной политической жизни потому, что обратили внимание на процессы, которые, как им показалось, подрывают основы веры и нравственности в обществе. Значительными событиями в секуляризации общественной жизни в США стали отмена обязательной молитвы в школах и признание решением суда начертания десяти заповедей на стенах классов в государственных школах антиконституционным деянием.

Естественно, фундаменталисты выступили против агрессии государства, которое грозило разрушить религиозную направленность образования. В политическом отношении фундаменталисты солидаризировались с правыми консервативными силами, которые выступили против разрешения абортов, за запрет порнографии и гомосексуализма, наркомании и других проявлений «модернизма» и «декаданса» в американском обществе.

Это свидетельствовало о том, что значительная часть американского народа не принимала стремительных мутаций культурной жизни. Далеко не все американцы приветствовали, например, победоносное шествие сексуальной революции. Более того, в американском обществе, как и в целом на Западе, сложилась неоконсервативная идеология, которая выступила против прогрессистских иллюзий и упадка нравов.

По мнению некоторых американских социологов, новые христианские правые — одно из важных движений нашего века. Они считают, что фундаментализм может означать революцию порядка и достичь такого же размаха, какой был связан в свое время с Лютером. Новая волна консерватизма способна вызвать наступление другой эры, хотя может знаменовать лишь отход от либеральной традиции последнего полувека. Демографическая революция стала существенным фактором, который оказывает влияние на процесс возрождения консерватизма. Люди солидного возраста, а их число увеличивается, придерживаются ортодоксальных религиозных и политических взглядов.

Совершенно очевидно, что современный фундаментализм отличается от «ветхого фундаментализма» времен «обезьяньего процесса». Он несет в себе комплекс традиционных ценностных ориентаций, представленных в серьезном идеологическом обрамлении. Само собой, понятно, что основой данной культурной установки служат теологические предпосылки. Один из идеологов движения американец Д. Феллуэл пишет: «Фундаменталисты верят, что Библия была в прямом смысле слова вдохновлена Святым Духом, и поэтому она непогрешима, фундаменталисты верят в божественность Иисуса Христа. Они с готовностью признают его девственное порождение, безгрешную жизнь, смерть во искупление. Фундаменталист верит в евангелизм и в ученичество через посредство местной церкви как должное осуществление великой миссии нашего Господа»1.

Современные фундаменталисты отказываются от того, чтобы приспосабливать Евангелие к философской и культурной конъюнктуре, и предлагают вернуться к основам христианской веры. Теологи называют шесть «фундаментальных истин», которые фундаменталисты считают непреложными:

непогрешимость Писания;

непорочное зачатие Христа;

искупление Христом грехов всех людей;

воскресение Христа во плоти;

подлинность библейских чудес;

премиллениаризм.

Обратимся к последней «фундаментальной истине» — премиллениаризму. Он противостоит постмиллениаризму, о котором толкуют теологи модернистской ориентации. В частности, теологи спорят о том, когда наступит тысячелетнее царство — после второго пришествия Христа или до него? Модернисты, уповая на современный прогресс, считают, что пришествие Христа во плоти явится завершением длительной человеческой истории. Воля Бога, как они полагают, вовсе не противоречит становлению современной цивилизации. Премиллениаризм исходит из прямо противоположных установок.

Как идеология фундаментализма активизирует иррациональные силы истории? Подчеркивая эту сторону вопроса, отечественный исследователь ГС. Померанц имеет в виду слепую привязанность не только к народному обычаю, но и ко всему этнически замкнутому. Такие силы достаточно велики. Обычное название их — традиционализм. Но есть, как считает Померанц, еще более динамическая сила, противостоящая глобальному сознанию: фундаментализм, революционное отрицание испорченной традиции во имя идеала древней простоты. Он отмечает, что фундаментализм не наивен. Почва фундаментализма — нарушение пропорций культуры, превращение разума из слуги целостного человеческого духа в господина, разрушение смыслообразующего начала (связанного с интуицией Целого), затерянность в частностях, деградация жизни в «скучную историю» чеховского профессора. Это реальная проблема, существующая довольно давно.

Православный фундаментализм

Ортодоксальная православная церковь по самому своему предназначению претендует на сохранение канонов и фундаменталистски осмысленных истоков христианства. Православие настаивает на сохранении широко трактованной традиции, в частности на использовании старославянского языка для богослужения. Она клеймит всякие попытки обмирщения религии, претендует на роль государственной религии.

В то же время православная церковь многократно заявляла, что она отказывается от попытки восстановить свою роль как государственной религии. Однако, как отмечалось в прессе, союзы «Православный глас» или «Русский Иоанн» говорят от имени всего православного народа, что народ поддерживает идею немедленного создания в России православного царства, изгнания всех чуждых православной церкви идеологий. «Хочется верить, — читаем мы в «Литературной газете» (1994. 16 февраля), — что верность церковной традиции — и в конечном счете верность Христу — возобладает над национальным элементом. Христианство, коренящееся в наших традициях, — это не культура, не менталитет и не исторический имидж церкви. Это верность его слову. Это верность Евангелию. И всякий христианский традиционализм, ведущий себя иначе, чем следует по Евангелию, не традиционален в самом прямом смысле этого слова».

Что ждет фундаментализм как культурную ориентацию в будущем? Его дальнейшая судьба неразрывно связана с коллизиями универсального всепланетного сознания. Дело в том, что уже само существование мировых религий оказывается помехой для выработки всечеловеческого мировоззрения. Унифицирующее воздействие цивилизации будет, несомненно, рождать контртенденции. Неоконсервативное сознание выдвигает сегодня идеал мозаики культур. Эта установка противостоит либеральной версии глобализации.

К числу парадоксов прошлого столетия относится, как ни странно, всплеск национального самосознания. Он не был предсказан, однако стал жесткой реальностью века. Вероятно, истоком данного национального взрыва явилась мучительная идентификация народов, отторгнутых от крови и почвы. Возрождение национального духа неукоснительно рождает фундаменталистские установки. В частности, русская православная церковь пытается обосновать истинное, ортодоксальное понимание христианства. Она освящает авторитарное государство, которое, по мнению русских фундаменталистов, идеально содействует воцерковлению людей.

 

Гуревич П.С. Культурология. 5-е изд. — М., КНОРУС, 2011. — 448 с..doc


 

Добавить комментарий