Три способа понимания Церкви в Новом Завете и в наше время


Невил Калам

 

Я хочу поговорить всего о трех способах понимания церкви, которые, несомненно, присутствуют в Новом Завете. Взаимоотношение между поместной церковью и расширенными церковными структурами». Я делаю это, будучи твердо убежденным, что сама природа Церкви может быть скорее описана, чем правильно определена.

В дальнейшем мы называем только три модели церкви, соглашаясь с Минаром по поводу потребности в «постоянном ресурсе доминирующих образов Нового Завета, не использовать их как инструменты для риторической изобретательности, или как зеркала для самоприхорашивания, или как орудия в церковной борьбе». Мы также соглашаемся с Минаром, что «бесполезно. выбирать один образ в качестве ключа к остальным». Причина этого в том, что «через все образы Нового Завета писатели говорили о единственной реальности, единственной сфере действия, единственной величине».

Наша цель при выборе всего трех моделей — не в том, чтобы собрать образы и после этого опираться на них «для определения границ». Не хотим мы и иллюстрировать наше собственное «сфабрикованное определение» церкви.

Церковь как сообщество учеников

В первую очередь, церковь является сообществом тех, кто призван стать последователем Христа, и кто учится тому, как уподобляться образу Христа, и кто действительно уподобляется этому образу. Эта модель находит свое выражение в поместном собрании, состоящем из людей, призванных в общение со Христом, которые приведены, направлены и уполномочены Духом Святым заключить общий договор в христианском партнерстве в ответ на Божий призыв к их жизням.

Эта характеристика не должна понимать церковь как собрание, как обычное сборище аналогично мыслящих людей, собранных для поклонения Богу выбранным ими способом. Единство членов собрания — это не единство, выкованное на наковальне обычных аргументов, утвержденное человеческим согласием. Наоборот, это—единство, находящее свое начало и имеющее свое содержание в общности верующих во Христе и с Ним, в Котором они объединились через крещение. Зачатая таким образом церковь в своем поместном варианте является собранием сообщества Божьих людей, истинным выражением единой церкви нашего Господа Иисуса.

Церковь — это нечто большее, нежели общая сумма отдельных верующих — она состоит из них и Христа. Именно живой Христос живёт в верующих и формирует их союз друг с другом. И там, где Он присутствует, должна быть открытость к другим, что противоречит неуместному индивидуализму.

Собрание — это «поместное воплощение церкви Христа». Его существование имеет своей целью «Божий план, явленный в том, чтобы собрать все творение под господством Христа (Бф.1:10) и привести человечество и все творение в общение». Koinonia верующих в Христа находит свое местоположение в триедином Боге (1Ин.1:3; 1Кор.1:9; 2Кор.13:14), и вера общины, которую эта koinonia поддерживает, основана на Иисусе Христе в союзе с Отцом и Духом.

Как говорили ранние баптисты: «Именно благодаря членству поместной церкви в одном месте, становится заметным общение одной святой Вселенской Церкви. Действительно, такие собрания верующих являются местным проявлением единой Церкви Божьей на земле и на небе. Они не рождаются человеческими решениями».

Также не может собрание, в том понимании, которое мы используем здесь, трактоваться как статическая общность, но скорее — как событие, говоря терминологией Барта. Собрание состоит из спасаемых. Это — люди, призванные Богом разделять наследие Христа в силе Святого Духа. Посредством работы Святого Духа в их жизни они учатся доверять Богу, и в их ученичестве происходит постоянное общение с Богом — рост во Христе в продолжение христианского пути.

В Новом Завете бесчисленное множество ссылок делается на церковь как собрание, собранное в одном месте. Ekkleoia кат ‘OIKOV — это была церковь, собиравшаяся в частном доме. Например, Павел упоминает домашнюю церковь Акилы и Прискиллы (1Кор.16:19; Рим.16:3,5), домашнюю церковь Филимона (Флм.2), а также домашнюю церковь Нимфана в Лаодикии (Кол. 4:15).

Чем бы еще ни была церковь, она является поместным сообществом людей, призванных быть последователями Христа, которые учатся, как уподобляться в образ Христа, и которые на самом деле возрастают в этот образ.

Церковь как сообщество верующих

Вторая модель, которую мы хотим рассмотреть, — это церковь как сообщество верующих. Эта модель находит выражение не только в поместном собрании и даже не в национальном или региональном лице. Эта модель находит выражение в сообществе тех, которые объединены во Христа по всему миру и в течение истории. Это — Церковь Вселенская, Церковь в своей полноте через пространство и время.

Это — сообщество тех, кто пребывает и обитает во Христе и в ком пребывает и обитает Христос Духом. Это — сообщество тех, кто был отмечен знаком пасхальной веры: они умерли и воскресли к новой жизни во Христе. Они — посвящённый народ, народ, принадлежащий Богу и пребывающий во Христе, разделяющий победную жизнь Христа и преданный проповеди Евангелия.

Поскольку все христиане пребывают во Христе, они соединены общей связью, участвуя в повседневной жизни. Церковь не является «собственническим интересом секты». «Католическая, или вселенская, церковь» описана в Исповедании 1689 г. как состоящая из «целого числа избранных, которые собирались, собираются и будут собраны в одно под Христом — Главой церкви».

Именно начинающееся осознание этого измерения церкви привело позже Джона Смита к решению никогда не «отказывать в братстве любому кающемуся и верному христианину».

Винсент Браник объяснил, как hole те SKkAeoia — городская расширенная церковь — также может называться поместной церковью. Это, образно говоря, — пленарная встреча христиан в одном собрании.

Было ли это в Коринфе (1Кор.1:2,14,16; 16:1516; 2Кор.1:1), Фессалонике (1Фес.1:1 cр.: 2Фес.1:1), Кенхрее (Рим.6:1), Лаодикии (Кол.4:16) или Риме (Рим.16:5,1416), множественность церквей, то есть сеть домашних церквей в городе, составляла поместную церковь. Не всегда все эти церкви были объединены. Как показал Браник, в случае множества церквей в Антиохии, как подразумевается в Гал.2:1113, или в случае с церквами в 3Ин.610 тенденции на сближение и мирные взаимоотношения не всегда были хорошо засвидетельствованы. Вместе с тем все эти выражения церкви представляются способными отражать образ тела Христова, которое сосредоточивается на свидетельстве Христовом повсюду.

Действительно, говоря, что церковь является телом, над которым царствует Христос как Глава, рассматривая церковь укорененной и утверждённой во Христе (Кол.2:7), облечённой во Христа (Рим.13:14) и не имеющей жизни вне Христа (Фил.1:21), мы подтверждаем, что церковь существует далеко за рамками своих конгрегационных выражений.

Неудивительно, что мы читаем о церквах Галатии (1Кор.16:1; Гал.1:2), Лсии (1Кор.16:19), Maкедонии (2Кор.8:1) и Иудеи (Гал.1:22; 1Фес.2:14). Мы читаем о церквах Христовых (Рим.16:16) и церквах святых (1Кор.14:33). Но мы также читаем о церкви Божьей (1Кор.15:9; Гал.1:13; Фил.3:6), «церкви Божией, находящейся в Коринфе» (1Кор.1:2; 2Кор.1:1), церкви, в которой Бог поставил апостолов, и т. д. (1Кор.12:28).

Новозаветные писатели используют термин «церковь» для обозначения всемирного сообщества людей, призванных и наделенных способностью от Духа Святого, которые основывают свою веру на Боге, которые известны там в Иисусе Христе.

Церковь как эсхатологическое сообщество

Третья модель церкви, которую мы хотим выделить, — это церковь появляющаяся, эсхатологическое общество, живущее на пересечении «уже» и «еще нет». Эта модель находит выражение в небесной церкви, являющейся сонаследницей исторической церкви и всё же превосходящей ее.

Мне представляются знаменательными слова Гюстава Олена (Gustaf Aulen) о том, как интерпретировать библейский образ церкви как soma Christou. Он говорит:

«Церковь существует во Христе и через Него. Там, где есть Христос, есть и Его Церковь: а там, где есть Церковь, там можно найти и Христа. Общение со Христом — это общение в церкви и через нее. Христос воплощён в Своей Церкви, которая, находясь в подчинении условиям этой земли и этого времени, есть откровение живущего и активного Христа».

Мы берем это утверждение, не пытаясь представить, что церковь подобна Христу, восседающему над церковью телом Христовым. Не представляет это утверждение и попытку закрыть дискуссию о том, где можно найти границы церкви. Утверждая таким образом, мы хотим сказать, что применение телесного образа к церкви имеет значение для понимания церкви как тайны и знака.

Не пытается это утверждение и сказать последнее слово об уязвимости церкви. Действительно, этот вопрос глубоко омрачен конфессиональными предположениями о природе самой церкви и также о несоизмеримых пониманиях свидетельства о природе церкви как в Библии, так и в церковной истории. Верующие во Христа живут in regnumgratiae, и, как дети нового века, мы живем святой, хотя и несовершенной, жизнью в одном теле Христа, отмеченном не однородностью, но единством.

Карл Барт остро ощущал, что церковь может рассматриваться как конгрегация, живущая в период конца, начавшегося с воскресения Иисуса Христа из мертвых. Как мы подчеркнули ранее, конгрегация понимается как событие, когда Бог милостиво собирает людей в koinonia, что ведет их к общей жизни и обнаружению общей миссии.

Как показал Дулз, христиане находят некоторую «временную близость в Иисусе и Его воскресении». Действительно, мистическое общение людей со Христом, уже открытое на земле, должно быть осуществлено на небе. Как община, на которую изливается Дух Святой, церковь в истории является, следовательно, не просто обетованием и залогом небесной церкви, но и ожиданием ее. Для церкви мессианский век уже наступает. Церковь находится в in via; она — тело, возрастающее во Главу (Еф.4:5). Члены церкви получают наследие святых во свете (Кол.1:1213). Они имеют дар вечной жизни (Ин.6:47). Церковь — это церковь-странник, проповедующий Господню смерть до Его пришествия (1Кор.11:26). Понимаемая таким образом церковь никогда не должна рассматриваться как собственность своих членов, среди которых она поставила попечителей. Церковь — нечто большее, чем существо в истории. Это — Божья церковь, которая в своих различных выражениях в истории движется непреклонно к своей судьбе в триедином Боге и с Ним.

Предупреждение

Нет нужды говорить, что наше указание на три модели церкви, взятые из Нового Завета, отдает должное богато текстурированным уровням понимания, которые можно найти во многих образах Нового Завета. Как мы заметили раньше, это скорее попытка определить модели или структуры, которые релевантны нашему вниманию.

Не следует делать вывод из сказанного нами, что мы поддерживаем идею законности избрания из галереи библейских образов тех, которые считаются сопоставимыми с определенной экклесиологией, и делаем вид, что другие образы не существуют, хотя они могут дать почву другим экклесиологиям. Мы хотим обратить особое внимание на это положение.

Мы не обязательно должны установить, как упомянутые нами модели относятся друг к другу. Вместе с тем надеемся, что стало ясным наше признание идеи Церкви как «сообщества тех, кто, через встречу со Словом, находятся в живом взаимоотношении с Богом, Который говорит к ним и взывает к их отклику доверия; это — общение верных».

Это — община тех, кто, будучи призванными стать последователями Христа, учатся уподобляться образу Христа и действительно уподобляются этому образу. Это — сообщество тех, кто верует. Это — Церковь, которую основал Бог, которую Бог продолжает оснащать для верности и которую Бог в конечном итоге представит святой и непорочной (Иф. 5:27). Это — единая Церковь, которая в своих разных выражениях может обосновать своё существование на открытом понимании Церкви в Новом Завете.

По милости Божьей верующие могут более полно понимать Церковь, которая является Божьей, creatura verbi et Spiritus. В этом процессе будем собирать и определять из Нового Завета перспективы, предложенные в Слове Божьем, и сделаем это для славы и хвалы Отца, Сына и Духа.

 

АВТОНОМИЯ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ. Материалы первого Симпозиума «Взаимоотношения поместной церкви и Союза» 6-7 декабря 2007

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий