Украина за столом переговоров: победа в малом, проигрыш в большом


Несмотря на празднования, устроенные в Киеве в связи с ратификацией торгового соглашения с Европой, именно россияне извлекли из сложившейся ситуации наибольшую выгоду

Историки будут долго спорить о точных временных границах тайной войны России против Украины. У нее нет официального начала и не будет формального конца. Россия никогда не признавала своего участия в этом конфликте, который она раздувала и в котором она участвовала как непосредственным образом, так и при помощи своих доверенных лиц, поэтому она не стала праздновать свою победу, как она сделала после аннексии Крыма. Украина никогда официально не заявляла о том, что на нее напали, поэтому она не может формально признать свое поражение.

Однако это вовсе не делает ее поражение менее реальным. Спустя шесть месяцев сражений Украина потеряла около 3000 своих граждан и контроль над своими восточными областями. Кроме того, Россия вынудила ее отложить выполнение договора об ассоциации с Евросоюзом.

Поражение Украины было замаскировано фанфарами одновременной ратификации торгового соглашения украинской Радой и Европейским парламентом 16 сентября. Президент Украины Петр Порошенко назвал это историческим моментом и спел вместе с членами украинского парламента национальный гимн: «Еще не умерла Украина». В конце концов, всего год назад бывший президент Украины Виктор Янукович принял решение отказаться от подписания предыдущей версии соглашения, что спровоцировало революцию на Майдане.

Между тем, это соглашение полностью не вступит в силу по крайней мере до конца 2015 года. Эта пауза обусловлена желанием дать Украине, России и Евросоюзу время на поиски компромисса. (В течение этого периода Украина сможет экспортировать свои товары в Европу без уплаты пошлин, тогда как европейские товары, поставляемые на Украину, будут облагаться налогом.) Именно этого и добивалась Россия еще до начала кризиса на Украине, но тогда ее попросили не вмешиваться. Многие наблюдатели высказывают опасения, что это соглашение об ассоциации может в будущем оказаться лишенным своего содержания.

Именно поэтому европейские чиновники были в отчаянии, когда услышали новость об отсрочке исполнения после трехсторонних переговоров между Украиной, Россией и Евросоюзом. «Это Мюнхен 1938 года», — сказал один из них. Тем не менее, у Украины не было выбора. Россия угрожала ей возобновлением военных действий и полной экономической блокадой в том случае, если Украина не отложит выполнение соглашения. Чтобы доказать серьезность своих намерений, Москва готовится увеличить свое военное присутствие в Крыму и ввести тарифы на украинский экспорт в Россию, которые не будут действовать до тех пор, пока Украина не приступит к исполнению соглашения с Европой. На кону стоит не только свободная торговля Украины с Европой, но и ее способность проводить реформы и принимать решения, касающиеся ее будущего.

Украинские политики пообещали реформировать экономику страны, несмотря на отсрочку исполнения соглашения с Евросоюзом, но, если судить по последним 23 годам, вероятность того, что они выполнят свое обещание, довольно мала. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк утверждает, что именно война последних нескольких месяцев стала причиной отсутствия реформ, однако остается неясным то, почему правительство до сих пор не начало процесс либерализации экономики и борьбу с коррупцией. Как сообщает еженедельник «Зеркало Недели», даже во время войны некоторые чиновники Министерства обороны Украины через посредников брали деньги за технику и оружие, поставляемые воевавшим на их стороне добровольцам. Частные фирмы, чьи сотрудники были призваны на военную службу, покупали у украинских поставщиков бронежилеты, которые оказались поддельными.

В тот же день, когда Рада ратифицировала соглашение об ассоциации, она также приняла закон, официально предоставляющий особый статус той части Донбасса, которая контролируется пророссийскими сепаратистами и включает в себя Донецк и Луганск. Согласно этому закону, эти территории получают широкую автономию сроком на три года, право на самоуправление и возможность установить более тесные связи с Россией — хотя новый закон не дает этим территориям права участвовать в решении вопросов внешней политики и обороны. Еще один закон дарует амнистию ополченцам. По словам помощников г-на Порошенко, это был единственным способ спасти жизни людей, однако эти законы ставят перед украинским правительством довольно сложные вопросы. «За что погибли наши ребята? Почему мы не провели мирные переговоры еще в мае?» — спрашивает Сергей Тарута, назначенный Киевом губернатор Донецкой области.

В отличие от голосования по вопросу о ратификации соглашения об ассоциации, голосование по вопросу об особом статусе проводилось за закрытыми дверями. Журналистам не позволили присутствовать на нем, а списки проголосовавших не были обнародованы, чтобы избежать обвинений в предательстве. Это не понравилось даже сторонникам г-на Порошенко. Как сказал Мустафа Найем, бывший журналист, а ныне кандидат от блока г-на Порошенко, «принимать такие важные законы без открытой дискуссии, без каких-либо объяснений перед обществом, это варварство». Предоставление востоку страны особого статуса может привести к заморозке конфликта на неопределенный срок — идеальная обстановка для процветания контрабандистов и бандитов.

Нет никаких сомнений в том, что Украина неспособна выиграть в войне против России. Но даже г-н Путин вынужден мириться с определенными ограничениями. Российская общественность не поддерживает полномасштабную войну против Украины. Гибель солдат российской армии, которые даже не должны были принимать участие в этом конфликте, стала причиной весьма ощутимого дискомфорта Кремля. И, несмотря на браваду Москвы, санкции Запада приблизили экономику России к рецессии. По мнению бывшего министра финансов России Алексея Кудрина, если Запад введет новые санкции, ВВП России сократится на 5%. Россия уже прибегла к средствам из своего резервного фонда. В рядах путинского окружения также ощущается некоторая напряженность.

И г-н Путин, и г-н Порошенко заинтересованы в перемирии: г-н Путин хочет избежать введения новых санкций и вопросов со стороны родственников погибших солдат, а г-н Порошенко хочет укрепить свои позиции в преддверии парламентских выборов 26 октября. Однако это вовсе не означает, что пришел конец проблемам Украины и авантюризму России. Цель Кремля заключается вовсе не в том, чтобы получить контроль над двумя крупными городами на востоке Украины, а в том, чтобы помешать Украине сблизиться с Западом. Поэтому, если ополченцы захотят расширить площадь захваченных ими территорий, на Украине начнется новый виток насилия.

Но главная опасность состоит в том, что за хрупким перемирием последует возобновление политических споров в Киеве и новая волна усталости от украинского кризиса на Западе. Единственный способ, который позволит Украине реализовать ее стремление стать европейской страной, заключается в том, чтобы создать гармоничное в политическом и экономическом смыслах государство. Это потребует массу терпения, денег и времени со стороны Запада и упорства со стороны Украины. Однако если Украина не попытается этого сделать, это будет означать окончательное поражение и предательство по отношению к тем людям, которые погибли, защищая суверенитет этой страны.

 

«The Economist», 20/09/2014


 

1

Аватар комментатора

Петр

Украина опять споткнулась об свой железный принцип: ежели не съем, то по-надкусываю.
Да, вот только надкусывание оказалось кровавым.
А голод и холод ещё ожидают это недоделанное государство, но хорошо обделанное.

Добавить комментарий