Изучаем Библию через ее идиоматические выражения.

библ1Боб Атли

Каждый язык имеет свои собственные тонкости, игру слов и специфические выражения. Если пытаться толковать идиомы буквально, то главное будет совершенно упущено.

Хорошим примером этого является древнееврейский термин «ненавидеть». Если мы обратим достаточное внимание на его использование в Новом Завете, особенно в текстах Рим.9:13, Лк.14:26 или Ин.12:25, то увидим, что эта идиома может быть неправильно понята. Однако, если проанализировать её древнееврейское происхождение и употребление в текстах Быт.29:31,33 или Вт.21:15, то становится очевидным, что она вовсе не означает «ненависть» в английском (и русском) смысле этого слова, но это идиома сравнения. Реальную помощь в этих вопросах могут оказать специальные комментарии. Двумя хорошими примерами пособий этого типа являются (1) серия библейских комментариев издательства «Тиндейл» [The Tyndale Commentary Series] и (2) серия под общим названием «Новый международный комментарий» [The New International Commentary Series],

Последний аспект этого второго вопроса, «что имел в виду автор оригинала», касается исследования слов. Я предпочел рассмотреть его в последнюю очередь, потому что в этой области допускается так много злоупотреблений! Часто этимология оказывается единственным источником значения слова, которое затем и используется для истолкования текста. Книги «Семантика библейского языка» Джеймса Барра [The Semantics of Biblical Language by James Barr], «Экзегетические заблуждения» Д.А. Карсона [Exegetical Fallacies by D. A. Carson], и «Библейские слова и их значение» Мойсеса Сильвы [Moises Silva, Biblical Words and Their Meanings] помогли современным толкователям пересмотреть их методы изучения слов. На толкователях Библии, как на группе специалистов, лежит вина за многие языковые заблуждения.

«Возможно, главной причиной, почему исследование слов представляет собой такой особо богатый источник для экзегетических заблуждений, является то, что многие проповедники и преподаватели Библии знают греческий язык на уровне, достаточном лишь для пользования Библейской симфонией или, возможно, несколько большем. И как только есть даже маленькое ощущение греческого как языка, сразу же рождается соблазн показать то, что было обнаружено при исследовании» (Карсон [Carson] 1984, 66).

Здесь надо решительно заявить, что значение слова определяет контекст, а не этимология!

«Корень заблуждения находится в предположении, что каждое слово имеет значение, связанное с его формой или его составными частями. С этой точки зрения значение слова определяется этимологией» (Карсон [Carson] 1984, 26).

«Мы должны согласиться с очевидным фактом, что сами носители языка практически почти ничего не знают о его развитии; и то же самое, конечно же, было и в случае с авторами Священного Писания и непосредственными его читателями. и наш действительный интерес представляет смысловое значение греческого или древнееврейского языков в сознании библейских авторов; откровенно говоря, исторические соображения не имеют отношения к исследованию состояния греческого койне во времена Христа» (Сильва [Silva] 1983,    38).

«Поскольку употребление слова так важно, то для истолкователя должно действовать безопасное правило — оставить этимологию в руках специалистов, а самому прилежно сосредоточиться на контексте и на употреблении» (Микельсен [Mickelsen] 1963, 121-122).

Мы должны искать значение оригинального употребления, или, говоря другими словами — значение, понятное автору оригинала и соответствовавшее его замыслу, и легко понятное для его изначальных слушателей. Библейские термины имеют несколько разных значений (семантическое поле). Книга «Экзегетические заблуждения» Д.А. Карсона [Exegetical Fallacies by D. A. Carson], стр. 25-66, здесь будет очень полезной — болезненной, но полезной. Чтобы проиллюстрировать это, обратите внимание, как английские значения меняются с течением времени.
а)       В тексте 1Фес.4:15 в Библии короля Иакова значится «не воспрепятствуем умершим» [синод. — «не предупредим умерших»]. В тексте ASV этот термин переводится как «предварять». Обратите внимание, насколько изменилось значение «воспрепятствовать».
б)       В тексте Еф.4:22 в Библии короля Иакова значится «отложить всё от прежнего разговора ветхого человека.» В тексте ASV этот термин переводится как «образ жизни». Обратите внимание, насколько изменилось значение термина.
в)       В тексте 1Кор.11:29 в Библии короля Иакова значится «ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет проклятие себе». В тексте ASV этот термин переводится как «осуждение». Заметьте, как изменилось значение термина.

Большинство из нас склонно определять значение библейских терминов в свете нашего понимания этого термина в нашей конфессиональной или богословской системе. У этой проблемы две стороны.
а)       Мы должны проявлять осторожность и быть уверенными в том, что мы используем определение, исходящее из замысла автора оригинала, а не из наших конфессиональных или культурных понятий и предпосылок.
б)       Мы должны быть осторожными, чтобы не заставить слово означать наше специфическое религиозное определение в каждом контексте, где оно только ни употребляется. Часто один и тот же автор использует один и тот же термин в разных смыслах.

Вот лишь некоторые примеры.

(1)      использование апостолом Иоанном термина «мир»:
(а)      физическая планета (Ин.3:16; 1Ин.4:1,14)
(б)      падшее человеческое общество, живущее по безбожным принципам (1Ин.2:15; 3:1; 5:4-5)

(2)      использование апостолом Павлом термина «плоть»:
(а)      физическое тело (Рим.1:3)
(б)      греховная природа (Рим.8:3-4)

(3)      использование апостолом Павлом термина «храм»:
(а)      церковь в целом (1Кор.3:16-17)
(б)      отдельный верующий (1Кор.6:19)

(4)      использование апостолом Иаковом термина «спасать»:
(а)      духовное спасение (Иак.1:21; 2:14)
(б)      физическое избавление (Иак.5:15,20)

Способ продолжить движение в направлении определения значения слова — сопоставить несколько переводов и отметить различия. Найдите этот термин в полных симфониях, таких как «Аналитическая симфония к Библии» Роберта Янга [Analytical Concordance to the Bible by Robert Young] или «Подробная симфония к Библии» Джеймса Стронга [The Exhaustive Concordance of the Bible by James Strong]. Найдите все случаи использования этого термина в той же библейской книге, которую вы изучаете; найдите все другие случаи его употребления тем же автором. Постарайтесь получить представление о его использования в том же Завете. Уолтер Хенриксен в своем «Руководстве по толкованию Библии для неспециалиста» [Walter Henricksen, A Layman’s Guide to Interpreting the Bible], 1973, стр. 54-56, определяет эти шаги так:
а)       использование термина автором
б)       связь термина с его непосредственным контекстом
в)       древнее использование термина во времена написания данной книги
г)       значение корня термина

Попробуйте проверить основной смысл по другому Завету (не забывайте, что авторы Нового Завета размышляли на древнееврейском языке, а писали свои труды на греческом койне). Ну, а теперь пришло время, чтобы воспользоваться богословским словарем, Библейской энциклопедией, специальными словарями или толкованиями, чтобы проверить ваше определение термина (см. список VII на стр. 114). На стр. 107108 я помести образец академического руководства для исследования слов из Нового Завета, чтобы проиллюстрировать тем самым, как много нужно приложить усилий для установления значения слова в конкретном контексте.

Следующий вопрос, на который пытается ответить истолкователь, это «Что еще этот автор оригинала говорил где-либо на эту тему?». Он тесно связан с четвертым основным вопросом, «Что другие библейские авторы говорили на эту тему?». Эти два вопроса можно объединить с помощью описательной концепции концентрических кругов параллельных текстов. По существу, мы говорим о том, как конкретное слово или богословское понятие используется богодухновенным автором где-либо еще. Этот принцип толкования получил название «аналогия Писания» или «сходство Писания».

«Единственным надежным критерием толкования Писания является само Писание. Если возникает сомнение в том, каков истинный и полный смысл того или иного места в Писании (которое представляет собой единое целое), это место следует тщательно изучить и истолковать с помощью других отрывков, где о том же говорится более ясно» (Вестминстерское исповедание, глава 1.9).

Данный принцип базируется на трех предпосылках:
—         что всё Писание богодухновенно, т.е. инспирировано Самим Богом (1Тим.3:15-17, сравните Фи и Стюарт [Fee and Stuart] 1982, 209)
—         что Писание не противоречит самому себе
—         что лучшим толкователем Писания является само Писание (Сильва [Silva] 1987, 68,93,94)

Если эти предпосылки верны, тогда наилучшим способом, позволяющим понять текст, является метод контекстных концентрических кругов богодухновенных писаний:

  1. та же тема или термин в том же непосредственном контексте (в абзаце или литературном фрагменте)
  2. та же тема или термины в той же библейской книге
  3. та же тема или термины у того же автора
  4. та же тема или термины в тот же период, в том же жанре или Завете
  5. та же тема или термины в Библии в целом

Чем дальше мы уходим от конкретного текста, который мы пытаемся истолковать, тем более обобщенной и до некоторой степени предполагаемой становится эффективность использования параллельных текстов.

«Истолкуйте текст в соответствии с узким контекстом, прежде чем переходить к более широкому. Общепринятым является утверждение, что Писание должно толковать Писание. Тем не менее, нужно хорошо понимать, что термин или текст должен толковаться сначала в своем непосредственном контексте, а уже затем он изучается в свете его более широкого применения в Библии в целом» (Осборн и Вудворд [Osborne and Woodward] 1979, 154).

Эта область истолкования может быть очень полезной в том, чтобы мы смогли увидеть, как наш текст связан со всем откровением (МакКуилкин [McQuilkin] 1983, 43; Сильва [Silva] 1987, 83; Стерретт [Sterrett] 1973, 86). Фактически, мы продвигаемся от

  1. экзегетики (п. 1 выше) к
  2. библейскому богословию (пп. 2, 3 и 4 выше) и к
  3. систематическому вероучению/доктрине (п. 5 выше)

Мы переходим от использования увеличительного стекла к телескопу. Прежде всего, мы должны быть уже сравнительно уверены в значении исследуемого нами текста, до того как мы перейдем к систематизированной доктрине. Это одна, хотя и не единственная, цель книг по систематическому богословию (см. список IX на стр. 116-117). Этот шаг является необходимым, но опасным. Наша предыдущая подготовка, наши предубеждения и наше конфессиональное обучение всегда готовы и способны здесь вмешаться. Если мы используем параллельные тексты (а мы обязаны это делать), то мы должны быть уверены, что они действительно параллельные, а не просто содержащие те же самые термины или фразы.

Часто оказывается так, что параллельные тексты придают нашему истолкованию общее равновесие. Мой личный опыт в истолковании позволил мне убедиться, что Библия нередко написана в парадоксальных или диалектических парах (восточный менталитет). Необходимо признать эту библейскую напряженность между изложенными в ней темами, не удаляя её с целью создания упрощенных утверждений в попытке четко классифицировать истину или защитить желанные богословские позиции. Один богодухновенный текст не может быть использован, чтобы отрицать или обесценивать другой богодухновенный текст! Вот некоторые примеры напряженности между библейскими истинами:

  1. предопределение и — свободная воля человека
  2. безопасность верующих и — необходимость верующему прилагать свои усилия
  3. первородный грех и — грех, совершаемый человеком по своей воле
  4. Иисус как Бог и — Иисус как Человек
  5. Иисус равен Отцу и — подчинение Иисуса Отцу
  6. Библия как Слово Бога и — авторы-люди, записавшие его
  7. безгрешность (перфекционизм, ср. Рим.6) и — согрешение в меньшей степени
  8. первоначальное мгновенное оправдание и освящение и — прогрессирующее (постепенное) освящение
  9. оправдание верой (Рим.4) и — оправдание, подтвержденное делами (ср. Иак.2:14-26)
  10. христианская свобода (ср. Рим. 14:1-23; 1Кор.8:1-13; 10:23-33) и — христианская ответственность (ср. Гал.5:16-21; Еф.4:1)
  11. трансцендентность Бога и — имманентность Бога
  12. Бог как непознаваемый окончательно и полностью и — Бог, познаваемый через Священное Писание и Христа
  13. апостол Павел употребляет несколько метафор для описания спасения:

(1)      усыновление
(2)      освящение
(3)      оправдание
(4)      искупление
(5)      прославление
(6)      предопределение
(7)      примирение

  1. Царство Божье как настоящее и — Царство Божье как то, что своё окончательное завершение получит только в будущем
  2. покаяние как дар Бога и — покаяние как необходимый по завету ответ человека (ср. Мар.1:15; Деян.20:21)
  3. постоянство и неизменность Ветхого Завета, и — Ветхий Завет как оставшийся в прошлом и утративший силу (ср. Мф.3:17-19 и 5:21-48; Рим.7 и Гал.3)
  4. верующие как слуги/рабы и — как дети Божьи/наследники

У Мойсеса Сильвы приводится очень полезный для нас перечень подобных напряженностей, которые присутствуют в нашем собственном понимании Писания:

  1. Библия имеет Божественное происхождение, но пришла она к нам в человеческой форме.
  2. Божьи повеления абсолютны, но исторический контекст библейских книг производит впечатление относительности некоторых их элементов.
  3. Божественное послание должно быть ясным, однако многие тексты кажутся неоднозначными.
  4. Мы зависим только от руководства Святого Духа, однако обучение является крайне необходимым.
  5. Казалось бы, Писание должно предполагать буквальное и исторические чтение, но мы также сталкиваемся с образными и неисторическими текстами (например, с притчами).
  6. Правильное толкование требует личной свободы истолкователя, но некоторая степень его подчиненности внешней власти, власти сообщества, существует обязательно.
  7. Объективность библейского послания крайне важна, но наши предпосылки, кажется, вносят определенную степень субъективности в процесс толкования (Сильва [Silva] 1987, 36-38).

С какой стороны эти парадоксы верны? Я бы ответил «да» в отношении всех из них, потому что они все верны. Обе стороны являются библейскими. Наша задача как истолкователей — увидеть общую картину и объединить все её части, а не только наши любимые или наиболее знакомые из них. Ответы на проблемы толкования находятся не в устранении напряженности с целью четко показать только одну сторону диалектической пары (Сильва [Silva] 1987, 38). Этот баланс может быть достигнут через надлежащее использование библейских симфоний или через книги по систематическому богословию. Но при этом проявляйте осторожность: не обращайтесь за необходимой справкой только к систематическому богословию той конфессиональной точки зрения, последователем которой вы сами являетесь или с которой вы согласны. Позвольте Библии бросить вам вызов, рыкнуть на вас, а не только хныкать. Это нарушит спокойствие ваших привычных представлений.

Это правда, что попытка систематизировать доктрину или увязать между собой кажущийся противоречивым библейский материал основана на предпосылках, и обычно она сообразуется с вероучительной позицией. Гораздо менее верно это должно быть в отношении библейского богословия, которое, в основном, носит описательный характер. Данный метод (библейского богословия) исследования берет лишь небольшой кусочек библейского материала. Он ограничивает себя автором, периодом написания и жанром. Он пытается извлечь свои богословские категории только из ограниченного поля библейских ссылок. Часто, в действии по ограничению библейского материала, мы вынуждены принимать всерьез трудные заявления Писания без приведения доводов в защиту их значения путем ссылок на другие стихи. Это заставляет нас принимать всерьез то, что сказал автор. Это поиск не баланса, а динамичного и четкого утверждения библейского автора. Это болезненная борьба по подтверждению обеих сторон библейских парадоксов. Мы обращаемся здесь ко всем этим трем концентрическим кругам параллельных текстов. И каждый исследователь должен надеяться пройти все эти стадии в каждом контексте.

  1. Что говорил и имел в виду автор оригинала? (экзегеза)
  2. Что он еще говорил где-либо на эту тему? Что говорили другие в тот же период времени? (библейское богословие)
  3. Что вся Библия в целом говорит на эту и родственные ей темы? (систематическое богословие)

Еще одна потенциальная проблема в использовании параллельных текстов называется «ложное соединение контекстов».

«Когда два или более несвязанных между собой текста рассматриваются, как если бы они принадлежали друг другу, мы получаем ошибочное соединение несходных контекстов. Эта погрешность толкования может оказаться особенно запутанной, потому что она является результатом искажения очень хорошего принципа исследования и объяснения текста: сравнения Писания с самим Писанием. Мы несем ответственность, как хорошие читатели Библии, за то, чтобы использовать каждый текст, относящийся к теме, которую мы хотим понять» ( Сайр [Sire] 1980, 140).

«Что дает право толкователям связывать вместе одни стихи, но не делать этого с другими? Дело в том, что все такие связи, в конечном счете, создают определенную схему, которая влияет на истолкование других текстов» (Карсон [Carson] 1984, 140).

Хороший пример этой проблемы уже упоминался в настоящем учебнике — когда Ориген ошибочно связывал текст из книги Притчей с не имеющим к нему никакого отношения текстом из 1-го Послания к Фессалоникийцам.

Боб Атли,

Учебник по толкованию Библии, профессор герменевтики (истолкование Библии), Перевод с английского: А.Д. Шадов, бакалавр (МБС), пастор

Добавить комментарий