Как дурят жителей столицы при оплате «коммуналки» и можно ли отстоять свои права

жкхПочему управдом c зарплатой в 65 тысяч рублей ездит на «Бентли»

Марина четыре года работает в небольшой столичной управляющей компании. Одной из тех организаций-«управдомов», которые выступают посредниками между жильцами и конторами, что чинят-убирают наши дома и поставляют тепло-свет-воду. Именно к управляющим компаниям (УК) обычно предъявляют наибольшую часть претензий из-за «беспредела» в платежках за ЖКХ — воруют и обманывают людей почем зря! Марина согласилась нам рассказать, как выглядит «правда о ЖКХ» по ту сторону баррикады. Приводим ее прямую речь без купюр. По понятным соображениям настоящее имя и место работы не называем.

Сколько стоит «управдом»

В нашей платежке есть такая строка — «обслуживание и текущий ремонт жилья». Вот туда и заложена наряду с прочими жилищными услугами плата за управление. Скажем, у нашей компании это 4 рубля с квадратного метра. Откуда эта цифра берется? Ее определяет сама управляющая компания. Но собственники жилья, ТСЖ, которые эту компанию выбрали, могут с этой цифрой не согласиться и сказать: многовато берете, давайте расходы на управление уменьшим, а больше будем тратить на текущий ремонт.

Как и кому это сказать? А дело в том, что мы должны эти циферки утверждать на общем собрании жильцов. В каждом доме смету доходов и расходов КАЖДЫЙ ГОД утверждают. Только если вы собраниями не интересуетесь, это кто-то делает за вас.

Если управляющая компания работает честно, много она не заработает. Ставка управления — вот и весь ее чистый доход. А с него надо выплатить зарплату, аренду офиса, налоги… На чем зарабатывают? Сейчас расскажу.

«Хорошие» подряды

Сложнее всего просчитываются деньги, которые уходят на подрядные работы. Поэтому, чтобы получать хорошие «левые» премии, управляющей компании надо иметь «свою» подрядную организацию. Зарегистрированную, скажем, на двоюродного брата руководителя УК.

Что такое подрядные работы? Обслуживание лифтов, текущий ремонт и прочие жилищные услуги (см. графику) — все это управляющая компания сама не делает. На все эти работы нанимаются сторонние подрядные организации, у которых есть штат необходимых сотрудников. Допустим, для обслуживания лифтов «свою» организацию не создашь — нужны люди со специальным образованием и оборудованием. Зато есть такая хлебная статья, как санитарное обслуживание, то есть уборка. Вот здесь обычно деньги и крутятся.

По санитарному обслуживанию в начале года утверждается перечень работ, которые должны регулярно проводиться. Мытье подъезда, окон, мусоропровода, уборка территории и так далее. На них на год выделяются деньги. Но проверить, как часто эти работы реально проводились, сложно. Ну как вы узнаете, сколько именно раз за год уборщица помыла мусоропровод? Да никто и не проверяет.

А теперь представьте, с одного большого дома — где-то 300 -500 квартир — на уборку в месяц может набегать из наших платежей до 200 тысяч рублей. Теоретически должно работать человек пять. А на деле нанимают одну уборщицу, которая все подъезды моет да еще и на территории что-то делает. Заплатите вы ей максимум 25 тысяч, ну купите моющие и дезинфицирующие средства, тряпку и швабру, которая будет служить довольно долго. Все это копейки. Примерно тысяч 300 остается! На «премии» сотрудникам «своей» УК и родственнику — руководителю подрядной организации.

Чем больше домов обслуживает УК, тем сложнее отследить такие схемы и тем больше там обычно числится «мертвых душ» — то есть несуществующих сотрудников. Когда ДЕЗ обслуживают целые районы, проверить, куда и кому уходят деньги, вообще нереально.

Так что при зарплате в 65 тысяч рублей руководитель управляющей компании вполне может накопить себе на «Бентли» за 8 — 10 миллионов рублей и домик в Испании.

Как сделать деньги из отопления

Кто еще наживается на жильцах? Ну конечно, не только УК и подрядчики. Поставщики ресурсов тоже делают деньги из воздуха. Точнее, чаще всего из отопления. У нас ведь обычно как — в частности, в Москве — плата за отопление рассчитывается на год вперед, и за него мы платим равными долями ежемесячно. А пользуемся только в отопительный сезон. То, что уплачено, и то, что реально натоплено, никогда не совпадает. Зимы ведь разные. Теоретически у поставщиков тепла могут накопиться как «лишние» деньги — если зима теплая, — так и убытки, если зима холодная. Поэтому обычно в конце года делают перерасчет — так называемая тринадцатая квитанция.

Вы часто встречались с тем, чтобы эта тринадцатая квитанция была с перерасчетом в вашу пользу? Никогда! Более того, «убытки» этого года обычно еще закладываются в плату за следующий, так что жители нередко оплачивают холодную зиму дважды… Проверять? Редко когда люди в эти циферки в состоянии вникнуть.

А еще есть такая фишка. Существуют общедомовые приборы учета, которые фиксируют потребление по теплу. Не всегда понятно, кто их должен обслуживать и за чей счет должна проводиться их поверка. В Москве эти приборы вроде как переданы в собственность города. Но фактически ими никто не хочет заниматься. И что получается? Заканчивается у этих приборов срок поверки, а она не сделана. Теплосеть радостно говорит: мы больше показания принимать не будем, выставляем счета по нормативам. УК получает невероятные счета. И по этим счетам делает расчет жителям на следующий год. Плата за отопление взлетает раза в два, поскольку в нормативы у нас заложены все возможные затраты с лихвой. Жильцы в шоке, начинают жаловаться… Но пока идут разборки, что да как, денежки капают — ведь за «коммуналку» не платить нельзя, должником будешь…

Банки тоже берут свое…

Ну как же без них? Больной вопрос — так называемый транзитный счет. Есть форма договора, при которой жители переводят деньги не УК напрямую, а на этот самый транзитный счет. То есть деньги поступают сначала, скажем, на счет по сбору платежей района Алтуфьево в крупном столичном банке. А уже потом оттуда переводятся УК или поставщикам услуг. Но! С каждого платежа банк удерживает 1%. Хотя это целевые деньги! Если 1% будут брать и с денег на капремонт, это значит, что вам на этот процент не доделают работ.

Елена Аракелян

«Комсомольская правда», 11 июня 2015

Добавить комментарий