«Небиблейские» библейские фразеологизмы, «вполне» библейские и не очень

фразыПо времени и способам возникновения библейские фразеологизмы следует разделить на несколько групп. Первую группу можно назвать до-библейскими фразеологизмами. Название может показаться странным и даже парадоксальным. Но на самом деле ничего странного здесь нет. Под термином «библейский фразеологизм» понимается любой фразеологический оборот русского языка, непосредственно или опосредованно восходящий к Библии. То есть для нас этот термин означает только связь какого-либо фразеологического выражения со Священным Писанием независимо от того, когда и как оно появилось в Библии, а затем и в русском языке.

Но довольно часто фразеологические обороты с образно-метафорическим значением, всевозможные назидательные изречения (пословицы, поговорки, афоризмы) уже существовали до того, как автор той или иной книги Священного Писания использовал их. Это были общенародные выражения, известные в те времена всем и каждому. Автору оставалось лишь включить нужный оборот в свою книгу и тем самым сделать её текст более ярким, образным, экспрессивным.

Именно такие обороты мы и называем «небиблейскими» библейскими фразеологизмами. Получается и в самом деле парадокс, игра слов, каламбур, но довольно точно выражающий самую суть явления. Ведь если такой оборот возник ещё до написания Библии, то по времени возникновения это не библейский, а до-библейский фразеологизм. Вместе с тем его можно назвать и библейским, так как он органично вошёл в текстовую ткань Библии, в её образную систему, наполнив их особым смыслом и выразительностью.

Приведём примеры.

Хорошо всем известный оборот корень зла — из числа до-библейских. Означает он основу, главную причину чего-либо дурного, плохого, неприятного; источник всех бед и неудач. Этот БФ, представляющий собой вполне понятную метафору, встречается как в Ветхом, так и в Новом Завете.

Вот как отвечает многострадальный Иов своим друзьям, обвиняющим его в несуществующих прегрешениях: «Вам надлежало бы сказать: “зачем мы преследуем его?” Как будто корень зла найден во мне. Убойтесь меча, ибо меч есть отмститель неправды, и знайте, что есть суд» (Иов 19:28–29).

А апостол Павел считает источником всех бед деньги, т. е. тот самый «презренный металл», который сбивает человека с пути истинного, отвращает его от веры. Вот что пишет он в 1-м послании к Тимофею: «А желающие обогатиться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим. 6:9-10).

Хотя этих двух авторов разделяет несколько веков, использование ими одного и того же фразеологического оборота свидетельствует о том, что он давно и хорошо был известен иудеям.

Примерами до-библейских фразеологизмов могут служить обороты пословичного и афористического характера из книги Иисуса, сына Сирахова, из Екклезиаста, Псалтири, а также из книги притчей Соломоновых, в предисловии к которой сказано: «То, что эти притчи приписаны Соломону, означает только то, что Соломон собрал в определённом порядке бытующие в народе изречения (выделено мною. – К.Д.),…которые были известны уже за много веков до него» (Библия, 1988, с. 737).

Широкое распространение как в Библии, так и за её пределами получила пословица Не рой другому яму, сам в неё попадёшь, которая в разных вариантах многократно встречается в книгах Ветхого Завета и, по-видимому, имеет древние, ещё до-библейские корни. Например: «Кто роет яму, тот упадёт в неё, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится» (Притч. 26:27). Ср. также: «Совращающий праведных на путь зла сам упадёт в свою яму, а непорочные наследуют добро» (Притч. 28:10); «Кто бросает камень вверх, бросает его на свою голову… Кто роет яму, сам упадёт в неё, и кто ставит сеть, сам будет уловлен ею» (Сир. 27:28–29); «Кто копает яму, тот упадёт в неё; и кто разрушает ограду, того ужалит змей» (Еккл. 10:8).

Данная пословица содержит идею расплаты за неправедные помышления и дела. Злые намерения и действия, направленные на другого человека, оборачиваются против злоумышленника. Таков непреложный закон воздаяния: «Вот нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь; рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил: злоба его обратится на голову его, и злодейство его упадёт на его темя» (Пс. 7:15–17); «Обрушились народы в яму, которую выкопали; в сетй, которую скрыли они, запуталась нога их» (Пс. 9:16); «Приготовили сеть ногам моим; душа моя поникла; выкопали предо мною яму, и сами упали в неё» (Пс. 56:7).

Эта пословица встречалась также и в античные времена: у древнегреческих авторов – Эзопа, Лукиана, у древнеримских – Цицерона, Овидия и у других писателей античности, что служит подтверждением древнего фольклорного характера данного изречения.

Встречаются разные варианты этой пословицы и во многих современных языках. Например, белорус.: Не капай каму яму, бо сам увалишся (упадзеш); укр.: Не копай другому (iншому) яму, бо (й) сам упадеш (сам у неï впадеш); болг.: Който копае другиму яма, сам пада в нея; польск.: Kto pod kim dołki kopie, sam w nie wpada; англ.: He who digs a pit (grave) for another, will fall into it himself; нем.: Wer andern eine Grube gräbt, fällt selbst hinein; исп.: Quien hoyo para otro hace, en él cae; франц.: Tel qui creuse une fosse à un autre, y tombe souvent lui-même.

В русском языке эта пословица тоже широко известна и вошла во многие сборники русских пословиц (В.И. Даля, П.К. Симони, И.М. Снегирёва, А.И. Соболева, В.П. Жукова и др.).

Нередко доказательство того, что тот или иной оборот образовался ещё до использования его в Библии, мы находим в самом библейском тексте. Обратимся к следующим словам из книги пророка Иезекииля: «И было ко мне слово Господне: Зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу (выделено мною. – К.Д.), говоря: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина”? (Иез. 18:1–2).

Из этих слов следует, что, во-первых, это действительно пословица, причём хорошо известная современникам пророка; во-вторых, её образно-метафорическое значение (‘за все ошибки, проступки и грехи родителей будут отвечать дети’) всем понятно; и, в-третьих, она, по-видимому, была широко распространена среди иудеев, так как подобная несправедливость, наверное, встречалась достаточно часто и была обычным явлением в их жизни (напомним, что речь идёт об эпохе вавилонского плена).

Далее Иезекииль от имени Господа опровергает смысл этой пословицы: «Если кто праведен и творит суд и правду, поступает по заповедям Моим и соблюдает постановления Мои искренно: то он – праведник, он непременно будет жив, говорит Господь Бог» (Иез. 18:5, 9). Тот же, кто «бедного и нищего притесняет, насильно отнимает, залога не возвращает и к идолам обращает глаза свои;…кто делает все такие мерзости, тот непременно умрёт, кровь его будет на нём. Но если у кого родился сын, который, видя все грехи отца своего, какие он делает, видит – и не делает подобного им;…исполняет Мои повеления и поступает по заповедям Моим: то сей не умрёт за беззаконие отца своего; он будет жив» (Иез. 18:12–14, 17).

«Вы говорите: “почему же сын не несёт вины отца своего?” Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив… сын не понесёт вины отца, и отец не понесёт вины сына, правда праведного при нём и остаётся, и беззаконие беззаконного при нём и остаётся» (Иез. 18:19–20).

Как видим, значение этой очень древней, очевидно, ещё до-библейской пословицы, как и современное её значение в русском языке, вступает в противоречие с ветхозаветным учением Священного Писания.

Ещё один пример – из Евангелия от Луки. Иисус, находясь в Назарете, где Он вырос, зашёл в субботний день в синагогу и стал читать там книгу пророка Исаии. При этом Иисус применил к Себе его пророчество: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушённых сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу…И Он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами» (Лук. 4:18, 21).

Но соотечественники Иисуса отнеслись с недоверием к словам о Его мессианстве. Ведь для них Он был простой человек, сын плотника Иосифа. Поэтому они требуют от Него подтверждения Его слов чудесами исцеления, слухи о которых дошли и до Назарета. Иисус с горечью замечает по этому поводу: «Конечно, вы скажете Мне присловие: врач! исцели Самого Себя; сделай и здесь, в Твоём отечестве, то, что, мы слышали, было в Капернауме» (Лук. 4:23).

Этот оборот («присловие»), по-видимому, во времена Иисуса уже был пословицей, хорошо известной иудеям. Она часто встречается у раввинов, у греческих и римских писателей, а также в высказываниях известных людей того времени (например, Александра Македонского).

Смысл этой пословицы в евангельском тексте такой: как врач, который хочет лечить других, должен сначала показать своё искусство на себе самом, так сделай и Ты. Если хочешь выступить в качестве богопосланного избавителя Своего народа, то помоги прежде всего Самому Себе избавиться от того, что мешает Тебе добиться Своей цели – заставь нас забыть о

Твоём ничтожном происхождении и скромной жизни, какую Ты вёл в Назарете: сделай такое чудо, которое действительно и сразу возвысило бы Тебя в глазах всех нас. Тогда мы поверим, что Ты послан от Бога.

В русском языке слово врачу (звательный падеж от врач) употребляется в церк. – слав. форме. Кроме того, у этой пословицы в русском языке два значения. Одно из них довольно близко к евангельскому: ‘исправляй свои ошибки и недостатки, решай свои проблемы самостоятельно, без посторонней помощи’. Второе значение сильно отличается от библейского (‘прежде чем осуждать или поучать других, освободись от своих недостатков, исправься сам’), зато употребляется в русском языке достаточно часто.

Во вторую группу библейских оборотов входят собственно библейские фразеологизмы, метафоризация которых происходит непосредственно в Библии. В качестве примеров можно привести выразительные метафоры из притч Иисуса Христа.

Так, в Нагорной проповеди Иисус называет Своих учеников солью земли. Давайте выясним, почему Он использует такое сравнение.

Соль, будучи необходимым и жизненно важным продуктом, считалась в древности «благородным и высокоценным веществом». В библейские времена она сопровождала человека в самые ответственные моменты его жизни, начиная с рождения. Например, новорождённого младенца, прежде чем запеленать, омывали водой и осаливали солью (см. Иез. 16:4). Считалось, что соль обладает очищающими и охраняющими от всего плохого, дурного свойствами. Так, пророк Елисей по просьбе жителей Иерихона очищает солью непригодную для питья воду (см. 4Цар. 2:19–22). Соль использовалась также для сохранения продуктов от порчи. И наконец, она сопровождала приносимую Господу жертву: «Всякое приношение твоё хлебное соли солью, и не оставляй жертвы твоей без соли завета Бога твоего: при всяком приношении твоём приноси Господу Богу твоему соль» (Лев. 2:13); «…Приведи из стада волов тельца без порока, и из стада овец – овна без порока; и принеси их пред лицо Господа; и священники бросят на них соли и вознесут их во всесожжение Господу» (Иез. 43:23–24).

В Новом Завете соль — это символ жертвенного служения, которое требует очищения от скверны и от соблазнов. «Ибо всякий огнём осо́лится, и всякая жертва солью осо́лится» (Мар. 9:49). Иисус, обращаясь к Своим ученикам, аллегорически выражает мысль о том, что они должны предохранять мир от нравственной порчи так же, как добрая соль предохраняет от порчи пищу. «Nil sole et sale utilius» (Нет ничего полезнее солнца и соли), – считали древние римляне. «Главное из всех потребностей для жизни человека, – говорит Иисус, сын Сирахов, – вода, огонь, железо, соль, пшеничная мука, медь, молоко, виноградный сок, масло и одежда» (Сир. 39:32). Плутарх называет соль «благодатью», Гомер прилагает к ней эпитет «божественная», а Платон именует её «боголюбивым веществом». Потому и Спаситель, называя Своих учеников солью земли, полагает, что они столь же необходимы и ценны для мира, как и соль. Когда же соль по тем или иным причинам портится, она становится ни к чему не пригодной и за ненадобностью выбрасывается. «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её солёною? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить её вон на попрание людям» (Мат. 5:13).

В русском языке этот оборот с XVIII в. также употребляется в метафорическом значении: ‘самые талантливые, выдающиеся, наиболее активные и творческие люди; лучшие представители общества, носители и хранители его духовных и интеллектуальных ценностей’. Как видим, в это значение входит и одобрительная оценка.

Следующая метафора Иисуса (метать бисер перед свиньями) озвучена им, как и предыдущая, в Нагорной проповеди и тоже вошла во многие европейские языки.

В Евангелии от Матфея приведены слова Спасителя: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мат. 7:6). В этом высказывании заключена мысль о том, что бесполезно говорить о высоких материях с людьми, которым они недоступны или неинтересны; не стоит пытаться приобщить к духовным ценностям тех, чьи души и ум неразвиты, или тех, кто сознательно не желает духовного развития. При этом Иисус использует выразительный аллегорический образ – пса и свиньи, которые, как известно, для израильтян были нечистыми животными. Поэтому в данном изречении они олицетворяют нечестивцев и беззаконников. Жемчуг же (в церк. – слав. варианте бисер) символизирует здесь слово Божье.

И наконец, ещё один метафорический образ из Нагорной проповеди – волк в овечьей шкуре (‘человек, прикрывающий свои дурные намерения, действия маской добродетели, кротости; лицемер’). Иисус говорит о необходимости распознавать злонамеренных и хитрых лжепророков: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные; по плодам их узнаете их» (Мат. 7:15–16).

В русский литературный язык выражение волк в овечьей шкуре вошло в XVIII в.

Таким образом, фразеологизмы этой группы самые что ни на есть библейские. Но вот обороты третьей группы хотя и вполне библейские, но не совсем фразеологизмы. Всё дело в том, что в Библии это обычные свободные словосочетания, употребляемые там в прямом значении. И только попав из Библии в какие-либо языки (в том числе и русский), они становятся библейскими фразеологизмами. Библейскими потому, что пришли из Библии, а фразеологизмами потому, что приобрели статус обобщённо-образных метафорических оборотов.

Приведём примеры.

Козёл у древних евреев был одним из жертвенных животных, участвующих во многих обрядах. Так, весьма значительным праздником, связанным с козлом отпущения, считался День Очищения. В этот день во искупление грехов сынов Израилевых полагалось принести в жертву овна (проще говоря, барана) и двух козлов. Овен сжигался, а козлов ставили перед входом в святилище, где находился ковчег завета (святыня израильтян в виде короба, в котором хранились две скрижали (каменные доски) с десятью библейскими заповедями). Затем бросали жребий: который из козлов должен быть принесён в жертву Господу, а который отпущен в пустыню (см. Лев. 16:5, 7–8).

В книге «Левит» подробно описан этот сакральный обряд, совершаемый братом Моисея первосвященником Аароном: «И приведёт Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесёт его в жертву за грех, а козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставит живого пред Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения…И возложит Аарон обе руки свои на голову живого козла и исповедает над ним все беззакония сынов Израилевых и все преступления их и все грехи их, и возложит их на голову козла, и отошлёт с нарочным человеком в пустыню. И понесёт козёл на себе все беззакония их в землю непроходимую, и пустит он козла в пустыню» (Лев. 16:9-10, 21–22).

Таким образом, в библейском тексте значение оборота козёл отпущения — прямое, т. е. это ‘животное, которое отпускается’ [в пустыню]. Конечно, в данный обряд вкладывается и некий сакральный, религиозно-культовый смысл: козёл «забирает» с собой в пустыню все грехи людей, участвующих в ритуальном действе. И именно этот сакральный смысл (перекладывание чужих грехов на невиновного) лёг в основу значения данного оборота в русском языке, хотя и в изменённом виде: сакральность исчезла (о десакрализации мы с вами ещё поговорим), значение стало переносным, метафорическим. Теперь уже это не животное, а ‘человек, на которого перекладывают, возлагают ответственность за чужую вину’. Кроме того, в этом значении появилась ироническая и даже саркастическая окраска.

Ещё один пример перехода прямого библейского значения в переносное метафорическое за пределами Библии – оборот избиение младенцев, ироническое или шутливое значение которого в русском языке ‘расправа сильных и влиятельных с беззащитными, неопытными людьми; применение строгих мер по отношению к кому-либо’.

Выражение восходит к Евангелию от Матфея, где рассказывается о рождении Иисуса Христа и последовавших за этим событиях. «Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы [учёные мужи, мудрецы, занимавшиеся наблюдением небесных светил и т. п.] с востока и говорят: Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним» (Мат. 2:13).

«Царь Иудейский» – это один из Божественных титулов Христа. Однако Ирод, правивший в Иудее долгие годы, понял волхвов по-другому: он решил, что родился претендент на его, Ирода, престол. Поэтому он, «собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано чрез пророка» (Мат. 2:4–5).

«Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды и, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце, и когда найдёте, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему» (Мат. 2:7–8).

Ведомые звездой Спасителя, волхвы пришли в Вифлеем, к месту, где находились Младенец с Марией, Матерью Его, «и падши поклонились Ему; и, открывши сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну» (Мат. 2:11).

Во сне волхвы получили откровение о том, что они не должны возвращаться к Ироду, и вернулись в страну свою другим путём.

«Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось реченное чрез пророка Иеремию, который говорит: “Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет”» (Мат. 2:16–18; см. также Иер. 31:15).

В евангельском выражении «избить всех младенцев» глагол избить означает ‘истребить, умертвить’. В русском языке, во-первых, глагол избить заменён существительным избиение, а во-вторых, русское выражение, по сравнению с евангельским текстом, приобрело переносное значение и шутливую или ироническую окраску.

Итак, уважаемые читатели, мы с вами выявили три группы библейских фразеологизмов – до-библейские, собственно библейские и пост-библейские (ниже мы рассмотрим ещё несколько групп). Однако следует сказать, что классификация эта немного условна и нужна лишь для того, чтобы лучше разобраться в значениях библейских оборотов, выяснить, где, когда и как они возникли, понять их связь с библейскими фразеологизмами современного русского языка, определить их функции в языке.

В подтверждение сказанного об условности данной классификации хочу привести пример ещё одного известного и широко употребительного в русском языке библейского фразеологизма – нести свой крест, что означает ‘терпеливо переносить страдания, жизненные испытания и трудности, принимая их как неизбежность; безропотно мириться со своей тяжёлой и горькой участью; выполнять свой долг до конца’.

Это выражение восходит к Евангелию от Иоанна, в котором говорится, что Иисуса заставили Самого нести Свой крест к месту казни: «И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа» (Иоан. 19:16–17). Правда, у других евангелистов сказано, что вместо падавшего от изнеможения Иисуса крест нёс некий Симон из Киринеи: «И когда повели Его, то, захвативши некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нёс за Иисусом» (Лук. 23:26; см. также Мат. 27:32; Мар. 15:21). Но здесь нет никакого противоречия. По всей видимости, сначала крест нёс Сам Иисус, а затем, когда Он окончательно выбился из сил, то сопровождавшие Его воины заставили нести крест попавшегося им навстречу Симона Киринеянина.

Таким образом, данный оборот имеет здесь прямое значение и, следовательно, относится к пост-библейским фразеологизмам, которые приобретают метафорическое значение за пределами Библии, т. е. в том или ином национальном языке.

С другой стороны, крест для многих людей стал символом добровольно принятых на себя страданий и тяжких испытаний ради какой-то высшей цели. А для всех христиан крест является святыней и символом спасения во Христе, поскольку именно на кресте Иисус принял мучительную и позорную смерть во искупление грехов человеческих.

В тексте Евангелий образ креста также неоднократно используется символически. Под несением креста подразумевается выбор жизненного пути, связанного с лишениями, тяготами, гонениями, ненавистью и презрением окружающих. Иисус предупреждает учеников Своих, что следование Его учению требует большой самоотверженности, на которую способен далеко не каждый: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мат. 10:37–38). Чтобы взять на себя крест, требуется полное отречение от всех мирских ценностей, в том числе и материальных. Иисус говорит богатому юноше, строго соблюдавшему все заповеди и стремившемуся стать Его учеником: «Пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровища на небесах; и приходи, последуй за Мной, взяв крест. Он же, смутившись от сего слова, отошёл с печалью, потому что у него было большое имение» (Мар. 10:21–22).

О необходимости нести свой крест желающим следовать за Ним говорит Иисус, предвещая Свою смерть и Воскресение: «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мат. 16:24; см. также Мар. 8:34; Лук. 9:23); «И кто не несёт креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником» (Лук. 14:27).

Из всего сказанного можно сделать вывод, что, видимо, этот оборот можно отнести и к собственно библейским (поскольку он приобрёл символическое значение ещё в Новом Завете), и к пост-библейским (поскольку, будучи использованным в Библии – в Евангелии от Иоанна – в прямом значении, он стал фразеологическим оборотом с переносным значением во многих языках).

Наконец, стоит ещё добавить, что библейские обороты всех трёх рассмотренных групп известный лингвист В.Г. Гак называет цитатными, или контекстуальными, поскольку они с большей или меньшей точностью воспроизводят текст Библии (см. Гак, 1997, с. 55–56). Именно среди этих библейских фразеологизмов больше всего полных межъязыковых эквивалентов, а также интернациональных выражений, которые и составляют основу библейских универсалий европейских языков.

Например: соль земли (Мат. 5:13), sel de la terre (франц.), sal de la tierra (исп.), salt of the earth (англ.); волк в овечьей шкуре (Мат. 7:15), 1е loup dans la peau de la brebis (франц.), el lobo con piel de cordero (исп.), wolf in sheep’s clothing (англ.); несши свой крест (Иоан. 19:17), porter sa croix (франц.), arrastrar (ag-nantar) su cruz (псп.), bear (carry) one’s cross (англ.) и др.

Дубровина Кира Николаевна

Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре.  

Издательство Наука, Москва, 2012г

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий