Работаем мы неважно, но общество это почему-то не очень волнует

труд3Внимание к производительности труда у нас и за рубежом просто несопоставимое. Если говорить, например, об Америке, то там существуют государственные и общественные организации, которые только и занимаются этим вопросом. Поэтому статистика производительности труда в США — это подробнейший разбор результатов работы всех секторов экономики, а также отдельных компаний (порой за сотню лет).

В России сама по себе статистика производительности стала публиковаться лет десять назад, в 1990-е годы ее вообще не существовало, а советский опыт, очевидно, не мог быть востребован в современных реалиях. Ведь как считали производительность в СССР? Скажем так, исходя из технической мощности. Государство интересовало, какой объем продукции может произвести то или иное предприятие, и совершенно не интересовал объем продаж, то есть получится ли все произведенное как-то реализовать. В итоге мы видели, что весьма производительные по советским меркам предприятия, если подходить к ним с рыночными методиками оценки, тут же становились непроизводительными.

Конечно, нам нужно было время, чтобы перестроиться на новую систему оценок. Речь шла фактически о том, чтобы все перевернуть с ног на голову. И до сих пор этот процесс перестройки не завершен. Например, президент требует увеличить долю высокопроизводительных рабочих мест, но технологически определить, какое рабочее место подпадает под это определение, российской статистике очень сложно. По-хорошему высокопроизводительное рабочее место характеризуется повышенным объемом добавленной стоимости на одно рабочее место. Но чтобы на отдельном предприятии, а тем более в отдельной отрасли экономики найти такие места, нужно понимать не только то, что происходит в экономике в целом, но и каковы показатели работы конкретных фирм, производств и так далее. Нужно иметь налаженную «обратную связь» с экономическими игроками, а этого пока нет.

Вот поэтому приходится пользоваться доступными и не очень точными показателями, например, уровнем заработной платы: в результате самыми производительными у нас, как правило, считаются те места, которые лучше оплачиваются. С одной стороны, связь очевидна: если человек хорошо работает — владелец предприятия поднимает ему зарплату. Но с другой стороны, это все-таки очень прямолинейный, советский подход. В рыночной экономике бывают и другие зависимости: сотруднику могут поднять зарплату, чтобы мотивировать его работать лучше (при этом увеличится ли реально его производительность труда, еще вопрос).

Когда мы научимся адекватно оценивать свою производительность труда, тогда можно будет сказать, что процесс перехода к современной рыночной экономке у нас завершен. А до тех пор полезно хотя бы трезво видеть застарелые недостатки.

Экспертиза — с ног на голову

Александр Щербаков, профессор кафедры труда и социальной политики МИГСУ РАНХиГС

Журнал «Огонёк» №22 от 08.06.2015, стр. 5

Добавить комментарий