В России растет число женщин, отказывающихся от материнских обязанностей

матьВ последнее время все более распространенным становится полный или частичный отказ женщин репродуктивного возраста от реализации материнской роли. Явно прослеживается тенденция сдвига сроков рождения первого ребенка к более зрелому возрасту, родительство все чаще становится «поздним» в связи с признанием приоритетов карьерного развития или устойчивой гедонистической направленностью личности (надо успеть получить удовольствие от жизни, прежде чем начать заниматься воспитанием ребенка).

Рождение первого ребенка после 35 лет стало достаточно распространенным явлением в нашей жизни. Статистические данные о рождаемости в России свидетельствуют о появлении в конце 1990-х гг. подобной тенденции и в нашей стране (С.В. Захаров, 2005). В 1990 г. коэффициент рождаемости для женщин 30—34-летнеговозраста составлял 48,2, а для женщин 35—39 лет —19,4. В 2009 г. он поднимается до значений 63,3; 23,8 — соответственно (Российский статистический ежегодник, 2010, с. 109). Кроме того, обращает на себя внимание и то, что все чаще состоявшиеся родители стремятся как можно скорее дистанцироваться от ребенка, передают свои функции в руки помощников, возрождается, уже забытая было традиция приглашения няни для ребенка.

С целью поиска ответа на вопрос о причинах такого отношения мы обратились к анализу особенностей осуществления ухода за младенцем и особенностей ценностной направленности молодых матерей.

В исследовании приняли участие 40 матерей младенцев (возраст детей участниц исследования варьировал от 6 до 27 месяцев). Средством анализа особенностей осуществления материнской роли стала анкета, содержащая вопросы относительно того:

— какую долю заботы о ребенке женщина выполняет самостоятельно, а какую перепоручает помощникам;
— какие функции стремится выполнять самостоятельно;
— на что она тратит выделенное с помощью помощников время;
— какие трудности испытывает в ходе реализации своего материнства.

Заполнение анкеты поддерживалось беседой, с помощью которой психолог мог оценить эмоциональное отношение женщин к своей материнской роли, выявить возможные его причины.

Результаты опроса показали, что степень включенности в уход за ребенком варьирует в диапазоне от 15 до 90%. При минимальной включенности (15%) женщина практически полностью делегирует материнские обязанности своим близким или няне. Другие женщины практически полностью реализуют их самостоятельно. Определив область средних значений степени включенности матери, мы разделили женщин на три группы. Распределение получилось близким к нормальному. Группа женщин, «избегающих» материнских обязанностей составила 22,5% выборки, женщины со средней степенью включенности встречаются в 55% случаев. Лишь 22,5% участниц исследования продемонстрировали стремление самостоятельно осуществлять весь объем материнских функций, не испытывая негативных переживаний в связи с фрустрацией остальных своих потребностей. Материнство доставляло женщинам удовольствие, а указанные ими трудности касались недостатка времени на бытовые, хозяйственные дела.

Яркой их противоположностью стала группа женщин, которые в лучшем случае лишь треть материнских обязанностей реализуют самостоятельно. Существенная доля обязанностей делегирована ими другим людям. Причем причина такого распределения кроется не в объективной необходимости (женщины состоят в браке, располагают достаточным временем), а во внутренней предрасположенности. Женщин тяготит эмоциональная вовлеченность в жизнь ребенка, зависимость от его интересов и потребностей. Ребенок отвлекает их от собственных интересов, занятия с ним являются утомительными. Желание отдохнуть, заняться собой обусловливает необходимость привлечения помощника, а то небольшое время, которое они проводят с ребенком, они считают необходимым тратить на его познавательное развитие. Таким образом, в исследовании был зафиксирован феномен избегания женщинами своих материнских обязанностей, что позволило выделить две группы матерей — в соответствии с их стремлением самостоятельно осуществлять материнские функции или максимально устраниться от личного в них участия, выбрав путь опосредованного участия в жизни ребенка.

В поиске причин сложившейся ситуации мы обратились к исследованию отношения женщин к родительским функциям. Характер отношения матерей к отдельным составляющим родительской позиции определялся с помощью опросника «Степень принятия родительской позиции». Женщины, избегающие самостоятельной реализации материнских обязанностей, продемонстрировали значимо более низкий уровень принятия родительской позиции (степень выраженности позитивного отношения к ее элементам).

Женщины, избегающие самостоятельного осуществления материнских функций, желая счастья своему ребенку, гораздо меньше стремятся к близости с ним (мотив достижения близости в отношениях с ребенком лидирует в 22% случаев против 44% в группе женщин стремящихся к самостоятельной реализации материнства). Мотив супружеского счастья также реже, чем во второй группе занимает высокие позиции в иерархии мотивов (77,8% случаев против 100%). Следовательно, не только материнство, но и супружество, семья в целом, занимают меньшее место в системе их потребностей. Их устремления лежат вне семейного контекста. В то же время, женщины этой группы в качестве приоритетных называют мотив самореализации в деятельности и достижение поставленных целей (66,6% и 22,2% — соответственно). Избегание материнских обязанностей свидетельствует о том, что они не видят такой возможности в рамках ухода за ребенком. Материнство выступает скорее препятствием для их самореализации, поэтому и становится фрустрирующим фактором.

Результаты исследования позволяют нам сделать вывод о том, что избегание материнской роли, сопровождающееся негативным к ней отношением, происходит на фоне таких специфических особенностей мотивационной сферы матерей младенцев, как:
— оторванность мотива «достижения счастья ребенка» от мотива «близости с ребенком»;
— высокие, приближающиеся к вершинным, значения мотивов «самореализации в профессиональной деятельности».

Е.И. Захарова

МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия,

Условия становления негативного отношения современных женщин к материнской роли. Культурно-историческая психология 2015. Т. 11. № 1. С. 44—49

Добавить комментарий